Архив рубрики «Мои тексты про пластик»

О глубине м̶о̶р̶а̶л̶ь̶н̶о̶г̶о̶ разложения пластика



Пластик в этом тексте, - любой синтетический полимер, если это не оговорено особо

Самый эффектный и простой метод борьбы с загрязнением окружающей среды пластиковыми отходами - это запрет. Он же самый дешевый для запрещающего. Эффектный, но не эффективный.

О том, что в существующем виде запрет на пластик это чистой воды популизм, что он не может уменьшить количество используемого и выбрасываемого пластика, зато может осложнить и ухудшить нашу жизнь, я напишу отдельно.

Кому лень читать дальше: единственная эффективная на сегодня мера борьбы с пластиковыми отходами - это организация их сбора. Специалисты знают как переработать собранный пластик с минимумом вреда для природы и с пользой для экономики. Но они не знают, как заставить людей не бросать его мимо мусорных баков.

А сейчас - о главной претензии к пластику.
Примем за аксиому, что синтетические полимеры имеют ряд преимуществ перед металлами, деревом, бумагой, стеклом. Иначе бы их производство и использование не росло бы так быстро, опережая рос производства стали и цемента.

НО‼️ Пластик не разлагается. Это основная претензия к синтетическим полимерам. Вот он лежит в мусоре и в чистой природе, но ничего с ним не делается. Картинка хорошо иллюстрирует как эту идею, так и ее глупость.

Ведь не только с пластиком такое происходит. Вон мамонты лежат - не разлагаются, листья опавшие туда же, годами сохраняются в определенных условиях. А ведь сплошная органика, никакой синтетики.
И вновь английские ученые бьют тревогу - человечеству угрожают завалы куриных костей. «Куриные кости скапливаются на мировых свалках. Анаэробные условия способствуют их консервации. Таким образом, в поверхностной толще Земли образуется заметное скопление куриных костей».

Но не будем придираться к авторам рисунка и спрашивать, почему рыболовная леска разлагается гораздо дольше, чем весь остальной пластик. Даже не будем спрашивать, как узнали, что пластик разлагается 400 - 600 лет, если его изобрели не в Средние века, а в 1855 г.

Проблема гораздо глубже. В самом разложении.

Вроде бы всем понятно, что такое «разложение». Но именно что «вроде бы».
На самом деле большинство тех, кто об этом печалится, не знают, о чем идет речь. А диапазон тут весьма широк - от потери целостности и вследствие этого функции (например, дырка в полиэтиленовом пакете или пленке для теплиц заставит выкинуть данное изделие на помойку) и до декомпозиции в мономер, а то и окисление мономера до углекислого газа и воды.

Механическое разрушение пластика происходит достаточно легко и быстро. На химическом производстве в Эйлате, где я работал, мы закрывали мешки с сырьем и продукцией от прямых солнечных лучей, которые быстро разрушали пластиковые упаковки. Без такой защиты пластик становился ломким и превращался в труху, она же микропластик. Потребители готовы платить дороже за светостабилизированные сорта пластика, более устойчивыми к солнечным лучам.

Так до какой стадии разлагаться желаете?

Просто разрушиться - так это ужасный микропластик, окислиться до углекислого газа и воды - так они и есть ужасные парниковые газы, и нет разницы, бензин ли быстро окислится в двигателе автомобиля (сгорание - это и есть окисление), пластик медленно окислится на свалке или быстро в утилизационной печи. На выходе все равно СО2 и Н2О.

«А пусть его кто-нибудь съест» или надежды на биоразложение. Тут мы имеем три варианта.

Обычный пластик. Особых успехов в поисках его поедателей пока нет. Есть отдельные удачные работы на уровне лабораторий, но даже до пилотных установок дело пока не дошло. Самые лучшие результаты пока что выглядят так: «Нашим зверюшкам удалось прогрызть дырку в пленке», «Под воздействием нашего биопрепарата вес образца пластика уменьшился на 2% за месяц».

Важно подчеркнуть, что в самом удачном варианте речь пойдет о специальных установках, где для биоразложения пластика будут созданы специальные условия: температура, влажность, подкормка. И опять же, надо будет собирать пластиковые отходы для того, чтобы отдать их на съедение.

А те, кто мечтает об особых породах живых ГМО существ, которые будут рыскать по просторам Земли и поедать весь пластиковый мусор на своем пути, пусть прикинут, что будет, когда те попадут к вам домой. Им же не объяснишь, что вот это - мусор, а это - очень нужны пакетик. Не забудьте, что вся изоляция электропроводов это пластик.

Биоразлагаемый пластик. С ним та же ситуация, что и с органическими овощами-фруктами. Все знают, что это такое, но никто не может дать четкого определения. Понятно, что это пластик, который могут повредить живые существа: животные, растения, грибы, бактерии. Но как? Тут опять широкий диапазон возможностей - от пошкрябать поверхность или прогрызть дырку, до превратить во что-то, мало похожее на исходный материал.

Даже второй вариант нельзя считать экологически безопасным. Такой пластик при разложения проходит два этапа: фрагментация (деление на более мелкие части) и минерализация (расщепление микроорганизмами). То есть между первым и вторым этапами мы получим все тот же микропластик. Просто пластик, в который специально введены добавки чего-то, чтобы улучшить его биодоступность, развалится на микропластик быстрее, чем обычный.
Кому интересно – вот сайт европейских любителй биопластика. Но учтите, что общее производство пластика в 2015 г г составила 380 млн. тонн, тогда как биоразлагаемых пластмасс в том же году выпус тили всего 4 млн. тонн, то есть 1%

Но и такой сценарий маловероятен. Главный научный сотрудник Программы ООН по окружающей среде Жаклин Макглейд (Jacqueline McGlade) в интервью The Guardian объяснила, что биоразлагаемый пластик не упростил решение проблемы. «Намерения благие, но действия неверные. Большое количество пластика с маркировкой 'биоразлагаемый', из которого сделаны, например, пакеты для покупок, разлагается только при температуре 50 С и совсем не в океане. К тому же они не плавучие, поэтому тонут и не подвергаются воздействию ультрафиолета», — заявила она.

Недостатком биоразлагаемых пакетов является бОльшее негативное воздействие цепи их производства на окружающую среду по сравнению с полиэтиленовыми пакетами. Если рассмотреть весь жизненный цикл пакетов от добычи сырья до утилизации, то окажется, что суммарные выбросы парниковых газов для биоразлагаемых пакетов составляют до 270% от аналогичного показателя для полиэтиленовых пакетов. Также для них значительно выше показатель эвтрофикации, то есть загрязнения водоемов фосфатами и нитратами, что связано с использованием минеральных удобрений для выращивания растительного сырья, из которого изготавливаются биоразлагаемые пакеты.

Гидро-биоразлагаемые, или природные полимеры – упаковки, созданные на основе модифицированных органических полимеров - крахмал, мука (например для одноразовой посуды). Господа, это экзотика для богатых, вроде финской экобумаги из какашек лося. Идея красивая, но для массового потребления слишком дорого. Да и хорошо ли использовать не по назначению пищевое сырье, когда на Земле столько голодных.

Так что прежде чем присоединиться к хору плакальщиков, полагающих, что главная проблема заключается в том, что пластик не разлагается, решите для себя, как, зачем и до какой степени вы хотите его разложить.

 

Экологические фанатики против экономики Израиля

Охрана окружающей среды необходима. Все мы хотим видеть нашу страну цветущей, без отравы в реках и без мусора вдоль дорог. Но, как всякая правильная идея, экология порождает своих фанатиков, которые готовы уничтожить всю цивилизацию вокруг ради естественной природной среды.

К сожалению, сегодняшняя мода такова, что политики, журналисты и судьи скорее прислушиваются к голосу этих фанатиков (ведь за это товарищи по цеху их только похвалят!), чем к здравому смыслу. Мы должны осознать, что такие - зачастую, на внешний взгляд - симпатяги-экофундаменталисты – это действительно настоящая угроза нашей жизни.

Когда-то по Европе бродил призрак коммунизма. После уничтожения этим кровожадным чудовищем сотен миллионов людей, его притягательность поубавилась, но на смену ему пришли новые призраки. И они весьма успешны и модны – потому что бороться за светлые идеалы всего прогрессивного человечества гораздо приятнее и легче, чем действительно думать о последствиях. Один из этих новых призраков – экофундаментализм, который добрался и до нашей страны.

Начнем с одного небольшого примера – стоимости рыбы для израильского потребителя.

В 2002 г. рыбоводы двух эйлатских хозяйств вырастили в морских садках 2,366 тонн рыбы. Выращивали таких вкусных рыб, как денис, лаврак, барамунди. Это рыба продавалась в магазинах по всей стране. (У меня нет более поздних данных).

В 2008 г. израильские защитники природы, провозгласившие, что "защита окружающей среды важнее всего!", после многочисленных судов и апелляций, дошедших до БАГАЦа, добились уничтожения эйлатского рыбного хозяйства. 60 эйлатцев и кибуцников остались без работы. Свежей красноморской рыбы теперь в продаже нет (рыболовство у нас там очень слабенькое), а дениса в Израиль везут теперь из Турции и Греции.

Ну, и цены выросли в три раза. Однако газеты не спешат рассказать читателям о вкладе экофундаменталистов в рост дороговизны – ведь за это можно прослыть ретроградом, а для газеты это опасно.

Причиной закрытия морского рыбоводства в Эйлате послужили опасения, что рыбоводные садки наносят ущерб кораллам. Заголовки прессы тех лет гласили: "После исследования вроде бы окончательно выяснилось, что продукты "распада" от рыбных садков вредят кораллам".

Возражения оппонентов, что исследования проводились непрофессионально, не были приняты. На самом же деле вовсе и не нужно было проводить никаких исследований для "вроде бы окончательного" вывода, что рыбьи какашки и несъеденный корм вредят кораллам – это написано в любом, самом популярном, учебнике по морской аквариумистике. В коралловом аквариуме не должно быть много рыб, – а если вы хотите иметь аквариум с морскими рыбами, то не ждите там процветающих кораллов.

Однако садки находились довольно далеко от коралловых рифов, и остатки корма, как несъеденного, так и переваренного, уносились течением в глубины Красного моря, туда, где кораллы уже не живут. Красное море узкое, глубокое, приливное и с хорошим водообменом, так что с этой нагрузкой оно справляется.

Но это все теория. Практика оказалась парадоксальной. При демонтаже садков оказалось, что крепящие их канаты обросли сотнями кораллов, образовавших целые колонии. То есть прямо около садков, которые так ужасно вредят кораллам, эти кораллы и выросли. А ведь рыбоводы организовывали непрерывные съемки со дна моря около садков, чтобы люди убедились, насколько ложна ведущаяся против них пропаганда. Но силы были неравными. И пришлось срочно искать, как разместить эти канаты в Красном море, чтобы они послужили основой для будущих рифов. 

Вот и вся цена научного обоснования экологического протеста. Однако в нашем бегущем за модой обществе фанатики от экологии оказались достаточно сильны, чтобы убить эйлатское рыбоводство.

Теоретически, любая страна должна беречь свои природные богатства, охранять их. На практике всегда встает вопрос – чем страна готова поступиться ради этого. В нашем конкретном случае – что должен делать Израиль на двенадцати километрах принадлежащего ему побережья Красного моря? Прекратить всякую хозяйственную деятельность, закрыть порт и военно-морскую базу, выселить 60 тысяч эйлатцев, закрыть гостиницы, оставив парочку для любителей подводных прогулок, да и тех ограничить в свободе перемещения по рифам, чтобы ластами воду кораллам не мутили? В остальные места пускать только специалистов для мониторинга?

Однако даже и при таком заповедном режиме – если прекратить жизнь в Эйлате – будет ли хоть кораллам хорошо? Нет! Потому что без перевода иорданской Аккабы в такой же заповедный режим вся затея теряет смысл. И это не говоря о разрушительном экономическом воздействии всей подобной экологической затеи для существования Израиля.

Конечно, совсем не беречь природные ресурсы нашей части Красного моря будет совершенно неправильно. Но и поддаваться фанатикам-экофундаменталистам не менее глупо. Надо искать золотую середину, разумный компромисс между природоохраной и природопользованием. А это гораздо сложнее, чем орать: "Все закрыть!"

Кораллам северной оконечности Красного моря вредит много чего: три порта (один в Эйлате и два в Аккабе), в которых идет погрузка фосфатных удобрений и разгрузка нефти, гостиницы, сами города Эйлат и Аккаба, их жители и гости. (На фотографии - типичный вид иорданского порта Аккаба. Огромный шлейф пыли при загрузке фосфатов Мертвого моря).

От исследователей требовалась количественная оценка, в процентах, влияния на экосистему различных видов нашей активности – порта, нефтяного терминала, военной базы, горожан и туристов, рыбных садков – и только после этого можно было бы оценить затратность и эффективность разных мер сокращения ущерба. Но такую оценку защитники экологии даже не подумали сделать. На гостиницы они пойти войной не посмели (кишка оказалось тонка?) и вместо этого выбрали себе легкого мальчика для битья – рыбоводов. Что интересно, вопрос о вредности садков начали обсуждать именно тогда, когда кибуцы выплатили ссуды, взятые на их строительство – иначе банки, как большая сила, выступили бы против экофундаменталистов.

Похожая история произошла и с протестами против строительства железной дороги в Эйлат. По мнению "зеленых", это нанесет ущерб уникальным песчаным дюнам и населяющим их редким видам ящериц. Но дюны уже сейчас, без всякой железной дороги, систематически уничтожаются при добыче строительного песка, а оставшихся ящериц распугивают туристы на тракторонах. Однако протестовать будем против железной дороги, потому что это модно и всем понятно! А то, что благодаря железной дороге сократится количество вредных выхлопов от тяжелых грузовиков на шоссе Арава, - в расчет брать не будем.

Так что экофундаментализм добрался до Израиля. Адепты экофундаментализма считают, что раньше человечество жило в раю, но согрешило, изобретя огонь, цивилизацию и всякие проклятые международные промышленные компании. Чтобы исправить этот грех, надо отдать власть над человечеством в руки экофундаменталистских организаций, которые будут регулировать нашу жизнь, и тогда снова наступит рай.

Экофундаменталисты почему-то называют себя "оппозицией правящему западному строю", - при том что они заседают в ООН и в различных комитетах, получают от этого строя престижные премии и т.д. Что не мешает им считать себя борцами за будущее счастье освобожденного от прогресса человечества.

Охрана природы очень затратна сама по себе, и часто она прямо влияет на стоимость товаров в магазинах, поэтому к ней надо подходить с умом, – и бороться как с мусором и загрязнением среды, так и с экологическим фанатизмом. Они вредны и опасны в каждый по своему, и еще неясно, кто вредит больше.

 

Статья первоначально опубликована в соавторстве с Пинхасом Полонским.  (там и комментарии есть)
Здесь текст в моей более поздней редакции,  с гиперссылками и картинками.
 

Все еще хуже, чем казалось. Наши зеленые очень проарабские и антеврейские. Вот статья Дова Конторера.