Архив рубрики «Публицистика других авторов»

Влияние морского мусора на местообитания ластоногих в Японском море

Это не публицистика, а научная статья из рецензируемого журнала, но посколькку я ее не перевол, а просто скопировал, то пусть будет в рубрике "Публицистика"

Катин И.О., Нестеренко В.А., Дубина В.А. 2019
Влияние морского мусора на местообитания ластоногих в Японском море
Теоретическая и прикладная экология. № 3. С. 48–56.

В последнее десятилетие в приконтинентальной части Японского моря резко возросла степень антропогенного воздействия на прибрежные экосистемы в целом и местообитания ластоногих в частности. Усиление прессинга обусловлено появлением новых форм морского мусора, связанным с интенсификацией прибрежного рыболовного промысла. Наибольшую опасность рыболовецкий мусор представляет для ларги Phoca largha, популяция которой в зал. Петра Великого находится в состоянии неустойчивого равновесия, при котором численность группировки находится на тревожно низком уровне. Процессы репродукции ларги проходят на лежбищах островов залива, система течений в котором способствует аккумуляции мусора в бухтах, используемых тюленями для формирования береговых объединений. Прямые угрозы, связанные с гибелью животных от повреждений морским мусором, и опосредованные угрозы, связанные со снижением площади лежбищ в период родов и выкармливания детёнышей, могут вызвать сдвиг существующего равновесия и привести к снижению численности популяции ларги до критического уровня. Ключевые слова: антропогенное воздействие, морской мусор, местообитания ластоногих, ларга, Японское море.

 Морские млекопитающие чувствительны к любым нарушениям их местообитаний под воздействием антропогенных факторов, и наиболее уязвимой в этом отношении группой, в силу своей амфибионтности, являются ластоногие. Для разных видов тюленей трансформация параметров среды имеет региональные особенности и при выявлении общих закономерностей и экологической значимости какого-либо антропогенного фактора необходимо оценивать степень специфичности его влияния на конкретные популяции, особенно в местах репродуктивной концентрации животных. В Японском море обитает шесть видов ластоногих [1], самым многочисленным из которых является пятнистый тюлень, или ларга (Phoca larghaPallas, 1811). В пределах обширного ареала ларги существует восемь репродуктивных концентраций [2] и территориальная группировка этого вида в зал. Петра Великого является одной из самых малочисленных [3]. Уникальность группировки состоит в том, что в отличие от типично пагофильных популяций северной части ареала исторически сложившейся нормой для обитающей здесь ларги является береговое размножение, проходящее на островах, геоморфологическое строение которых благоприятствует успешному проведению родов и выкармливанию детёнышей [4]. В период репродукции и линьки подавляющая часть тюленей концентрируется на архипелаге Римского-Корсакова, где подвергается разнообразным угрозам антропогенного характера. В настоящее время одним из главных факторов по степени влияния на экосистемы является загрязнение, а в зал. Петра Великого ларга обитает в одном из самых загрязнённых районов [5]. Помимо загрязнения воды, обусловленного разливом нефтепродуктов, а также промышленными и бытовыми стоками, в последнее десятилетие настоящим бедствием для ластоногих становится плавающий морской мусор, не только травмирующий животных, но и приводящий к их гибели. Данная статья посвящена анализу угроз популяции ларги, связанных с усилением антропогенной нагрузки, обусловленной ростом уровня загрязнения мусором, закономерностям переноса морского мусора по акватории зал. Петра Великого и аккумуляции его в зоне репродукции тюленей. 

Материалы и методы Наблюдения за ларгой и её местообитаниями в зал. Петра Великого (рис. 1) ведутся с 1981 г. С 1997 по 2013 гг. проводились круглогодичные стационарные исследования на о-вах архипелага Римского-Корсакова. При сборе материала использовались два основных подхода [6]: маршрутный учёт с лодки, дающий возможность за короткий промежуток времени обследовать большое количество лежбищ, и скрытое (с использованием длиннофокусной оптики) наблюдение с берега, позволяющее определить закономерности размещения животных, особенности их поведения, долю травмированных особей и другие характеристики, доступные для получения только при отсутствии беспокойства животных. Продолжительность прямых береговых наблюдений за тюленями составила более 10 тыс. часов. В настоящее время в заливе зарегистрировано 37 лежбищ и более 40 береговых участков, используемых тюленями в период миграционных и трофических перемещений [6]. Обязательным условием программы мониторинга состояния популяции ларги является оценка состояния используемого тюленями берега, включая степень антропогенной нагрузки. На берегах с отложениями мусора ведётся картирование занятых им площадей, оценивается его объём и устанавливается происхождение. На протяжении всего периода сбора материала систематизировалась информация о травмированных тюленях и случаях их гибели. Из-за отсутствия официальной статистики по прибрежному рыболовству и данных о браконьерстве в Японском море, основным способом получения информации по выявлению, например, уровня смертности ларги в орудиях лова, был опрос местного населения, включая специалистов государственных служб и природоохранных организаций, членов рыболовецких бригад [6].   Океанографические заключения, представленные в настоящей публикации, основываются на оперативном и ретроспективном анализе спутниковой информации высокого и среднего пространственного разрешения (15–250 м), полученной в 1984–2017 гг. с различных космических аппаратов. Анализ спутниковых изображений зал. Петра Великого проводился совместно со всей доступной гидрометеорологической информацией. В 2004–2012 гг. со спутниковыми измерениями синхронизировались визуальные и инструментальные наблюдения на островах архипелага Римского-Корсакова. Целью этих исследований было выявление пространственновременной изменчивости абиотических факторов в прибрежных экосистемах залива, а также определение источников, масштабов и путей перемещения нефтяного загрязнения и мусора [7, 8].

 

Результаты и обсуждение Численность ларги составляет по разным оценкам от 290 до 450 тыс. особей [1, 9]. Так называемый Южный популяционный сегмент [3], объединяющий генетически близкие [10] территориальные группировки ларги Японского и Жёлтого морей, насчитывает не более 5 тыс. особей, из которых численность первой составляет около 3 тыс. особей. Значительные экологические отличия ларги в зал. Петра Великого признавались большинством исследователей [11–13], но лишь исследования последних лет [6] позволили показать уникальность данной группировки: это репродуктивно изолированная социальная форма, отличительной особенностью которой является береговая репродукция. На протяжении последних 20 лет численность ларги в Японском море остаётся примерРис. 1. Изображение зал. Петра Великого, полученное со спутника Landsat-8 в тепловом инфракрасном диапазоне: стрелками показаны направления поверхностных течений; на врезке – арх. Римского-Корсакова и мезомасштабные циклонические вихрино на одном уровне в 2,5–3,0 тыс. особей, что позволяет предположить, что популяция находится в состоянии равновесия, прежде всего обусловленного тем, что популяционные потери компенсируются характерной для берегового размножения повышенной выживаемостью новорожденных. Береговое размножение ларги на островном архипелаге, несомненно, предоставляет ряд преимуществ по сравнению с репродукцией на льдах [4, 6], но имеется и обратная сторона: из-за максимально высокой концентрации животных на ограниченной несколькими десятками квадратных километров акватории любое по происхождению и силе воздействие испытывает сразу вся популяция. В случае появления новых или увеличения уровня известных негативных воздействий, равновесие будет нарушено, и последствия этого будут необратимыми. Наиболее благоприятным фактором поддержания численности группировки ларги на стабильном уровне является то, что последние 40 лет репродуктивное ядро популяции на архипелаге Римского-Корсакова находится под охраной Дальневосточного морского заповедника, где исключена деятельность, ведущая к трансформации среды, невозможны добыча животных и вторжения на лежбища, обеспечивается низкий уровень беспокойства. Однако антропогенное давление на популяцию ларги в зал. Петра Великого продолжает увеличиваться. Одним из показателей этого является появление новых источников загрязнения среды, к которым относится масштабное увеличение плавучего антропогенного морского мусора. Основным видом мусорного загрязнения, которое приводит к ухудшению качества среды и оказывает влияние на обитающих в ней организмах, является пластик [14], существенную долю которого составляют отходы промысла водных биоресурсов. Ежегодно в Мировом океане теряется 6,4 млн тонн орудий лова [15] и потерянные или выброшенные сети составляют до 46% дрейфующего мусора [16]. Именно фрагменты рыболовных сетей, известные как ghostnets, вызывают особую озабоченность: во всем мире они оказывают отрицательное воздействие на морские экосистемы и угрожают фауне [17–19]. Непременную часть плавающего рыболовецкого мусора составляют поплавки, которые транспортируются поверхностными течениями и ветрами [20] и аккумулируются на побережьях бухт [21, 22]. В приконтинентальной части Японского моря рассматриваемый вид загрязнения в последние 10–15 лет становится настоящим бедствием. Так, основное содержание плавучего мусора в Дальневосточном морском заповеднике приходится именно на рыболовецкий мусор, главным образом поплавки и обрывки снастей, включая как сами сети, так и синтетические тросы от них. Встречается большое количество поплавков как промышленного, так и явно кустарного производства, которые изготовлены из пенополистерола и имеют характерную форму в виде сектора цилиндра. Граждане КНДР на деревянных судах не более 10–12 м осуществляют промысел на границе с РФ и регулярно заходят в российские территориальные воды, в том числе в пределы Морского заповедника (рис. 2). В территориальных водах КНДР в северо-западной части Японского моря на спутниковых изображениях наблюдается большое количество судов, иногда превышающее 1000 единиц на 10000 км2 , а плотность составляет от 1 судна на квадратную милю в мористой части до 10 в акватории, примыкающей к устью р. Туманная. Используемые северокорейскими рыбаками жаберные сети с ячеей 20–40 мм и высотой 8–12 м, поддерживающиеся поплавками на поводках, выставляются в дрифтерные порядки. Поводки из прочного шнура закрепляются на нижнем подборе и имеют длину меньшую, чем высота сетного полотна. Так формируется каркас, в котором образуются ловчие карманы. С каждого плавсредства может быть установлено более километра сетей, которые, в сущности, являются одноразовыми: выловленные объекты промысла обычно просто вырываются из сети, полотно которой при этом разрушается лишь частично. Использованные орудия лова не утилизируются, а выбрасываются и, сохраняя свою уловистость, дрейфуют на большие расстояния, запутывая не только кальмаров, на ловлю которых они чаще всего настроены, но также рыб, морских птиц и млекопитающих. Анализ архива спутниковых изображений за последние 33 года и многолетние наземные наблюдения за местами скопления и временем появления плавающего мусора в зал. Петра Великого свидетельствуют о том, что трансграничный перенос в российские воды в северо-западной части Японского моря определяется межгодовой, сезонной и синоптической изменчивостью поверхностной циркуляции и происходит во все сезоны [8, 9]. Северо-восточное течение, доставляющее основную часть морского мусора в зал. Петра Великого, сопровождается образованием мезо и горизонтальное перемешивание и распределяют мусор по берегам островов. Циклонические вихри с холодными ядрами диаметром от 250 м до 4 км вокруг островов отчётливо видны на рисунке 1. Со времени образования в зал. Петра Великого 10–12 тыс. лет назад островов [23], они попали под трансформирующее гидродинамическое воздействие. В результате процессов абразии мористая сторона островов оказалась обрушена, а с материковой стороны сформировался аккумулятивный берег, представляющий собой пляж с подвижной косой. Геоморфологической особенностью таких островов является наличие абразионных карманообразных бухт, которые образуются со стороны основного волнового воздействия и представляют собой ограниченную клифом акваторию с прислонённым пляжем в вершинной части. Именно здесь расположены лежбища, с которыми ассоциированы репродуктивные береговые объединения ларги. Из-за высокой степени укрытости условия в таких бухтах оптимальны для рождения и Рис. 2. Морской мусор в зал. Петра Великого (происхождение и аккумуляция). А – северокорейское рыболовецкое судно, B – фотосхема бухтового лежбища: h – условная граница зоны, в пределах которой проходят роды и выкармливание детёнышей тюленей; f – места аккумуляции морского мусора; стрелка показывает детёныша ларги  выкармливания детёнышей. С другой стороны, из-за специфики гидродинамических процессов карманообразные бухты оказываются естественными ловушками, захватывающими переносимые вдоль береговым потоком дрейфующие предметы, которые могут накапливаться на пляже в течение многих лет. Очевидно, что наибольшую опасность для морских животных разные виды рыболовецкого мусора представляют, находясь в воде. Будучи выброшенным на берег, он перестаёт напрямую быть опасным для большинства обитателей моря, но не для тюленей. Наиболее часто приходится наблюдать ситуации, при которых животное попадает в некое подобие ячеи и его тело оказывается плотно обхвачено каким-либо предметом. В подавляющем большинстве случаев это рыболовецкий мусор: обрывки сетей и верёвок, упаковочная лента, синтетические мешки, пластиковые пакеты. Значительно реже нами регистрировались петли из стального троса, проволочные кольца, и даже металлические обручи. При этом «удавки» (рис. 3А, 3В) могут зафиксироваться на разных участках тела, от головы до задних ласт A B C D

Рис. 3. Примеры травмирования ларги рыболовецким мусором: «удавка» на шее молодой (А) и взрослой (B) особи; тюлень с проглоченным куском жаберной сети (C); животное, запутавшееся в обрывке рыболовной сети (D)Травмированные особи оказываются в неравных условиях при выстраивании социальных отношений и им сложнее противостоять хищникам и экстремальным условиям среды. Наиболее вредоносный мусор, с которым сталкиваются ластоногие – это рыболовные сети. Тюлени подвергаются опасности при контакте с ними как в воде, так и на берегу. Когда кусок сети относительно небольшой, животное может перемещаться с ним продолжительное время. Если тюлень запутается в воде в достаточно большом фрагменте сети и не сможет быстро освободиться, то он непременно утонет. Передвигаясь по берегу, ларга также может запутаться в обрывках сетей и высвободиться у неё, как правило, не получается (рис. 3D). Морским мусором травмируется до 7,9% некоторых видов ластоногих и одним из видов негативного его воздействия является проглатывание животными пластика. В последнее время это стало проблемой мирового масштаба. Такая опасность в зал. Петра Великого также существует. Ярким примером может служить случай обнаружения ларги с проглоченной, скрученной в жгут рыболовной сетью; общая длина фрагмента сети составила 2,5 м и большая его часть уже была в желудке (рис. 3C). Известно, что смертность сеголетков ларги составляет 45–50%, а неполовозрелых старше года – от 8 до 22% [13, 24, 25]. Доля того или иного вида смертности, вызванной как естественными, так и антропогенными причинами, в общем уровне неизвестна. Чтобы хотя бы косвенно оценить вред тюленям от морского мусора, проводятся учёты животных с повреждениями, по которым можно определить происхождение травм. Доля особей с такими травмами разной степени тяжести может составлять 2–3%. Другой, не столь очевидный, но, тем не менее, достаточно серьёзный вред от аккумулированного на берегу мусора заключается в том, что он откладывается на формируемых прибоем пляжных террасах и в понижениях рельефа, как раз на тех участках, где ларги по «биологическим» причинам традиционно предпочитают рожать и выкармливать детёнышей (рис. 2B). На островах зал. Петра Великого ёмкость лежбищ ограничена, и в репродуктивный период они оказываются заполненными семейными группами тюленей. В ситуации, когда мусорными выбросами перекрыта некоторая часть лежбища, происходит уменьшение его используемой площади. Самки вынуждены искать другое место, которое будет менее удобно для родов. Вероятность успешного выкармливания детёныша и достижения им оптимального состояния перед переходом к самостоятельному образу жизни уменьшается, что в конечном итоге приводит к снижению успеха размножения в популяции.

 

Заключение В приконтинентальной части Японского моря обитает несколько видов ластоногих, из которых наиболее массовым видом является ларга. Уникальность одной из самых южных популяций этого вида состоит в том, что размножение и выкармливание детёнышей проходит не на льдах, а на береговых лежбищах островов зал. Петра Великого. Численность этой группировки ларги поддерживается на уровне в 2,5–3 тыс. особей, но установившееся популяционное равновесие обусловлено, во-первых, характерным для берегового размножения высоким уровнем выживания детёнышей, компенсирующего повышенную смертность, вызванную антропогенным прессингом, во-вторых, тем, что зона репродукции ларги расположена на находящемся под охраной Дальневосточного морского заповедника островном архипелаге. Однако в последние годы антропогенная нагрузка на популяцию ларги не только не снижается, но пополняется новыми угрозами, к которым относится резкое увеличение антропогенного мусора, связанного с интенсификацией прибрежного северокорейского рыболовного промысла. Система течений в зал. Петра Великого такова, что морской мусор выносится в его центральную зону и аккумулируется на берегах о-вов архипелага Римского-Корсакова, где сосредоточены все используемые для репродукции лежбища. Прямые угрозы, связанные с гибелью тюленей от повреждений обрывками сетей и другого морского мусора, и опосредованные угрозы, связанные, например, со снижением площади лежбищ в период родов и выкармливания детёнышей, могут вызвать сдвиг установившегося равновесия и привести к снижению численности популяции ларги до критического уровня.

 

Литература 1. Бурдин А.М., Филатова О.А., Хойт Э. Морские млекопитающие России: справочник-определитель. Киров, 2009. 208 с. Shaughnessy P.D., Fay F.H. A review of the taxonomy and nomenclature of North Pacific harbour seals // J. Zool. 1977. V. 182. P. 385–419. 3. Boveng P.L., Bengtson J.L., Buckley T.W. Cameron M.F., Dahle S.P., Kelly B.P., Megrey B.A., Overland J.E., Williamsonet N.J. Status review of the spotted seal (Phoca largha). U.S. Dep. Comm. NOAA Tech. Memo. NMFSAFSC-200, 2009. 146 p. 4. Катин И.О., Нестеренко В.А. Океанологические условия и репродукция пятнистой нерпы (Phoca largha) в заливе Петра Великого Японского моря // Океанология. 2010. Т. 50. № 1. С. 82–88. 5. Нестеренко В.А., Катин И.О. Ларга (Phoca largha) в заливе Петра Великого. Владивосток: Дальнаука, 2014. 219 с. 6. Nesterenko V.A., Katin I.O. Haulout: scope of the term and procedure for identification // Russian Journal of Ecology. 2009. V. 40. No. 1. P. 48–54. 7. Дубина В.А., Катин И.О. Нефтяное загрязнение Дальневосточного морского заповедника: спутниковые данные и натурные наблюдения // Вестник ДВО РАН. 2012. № 6. С. 94–100. 8. Дубина В.А., Катин И.О. Особенности трансграничного переноса поверхностных вод в северо-западной части Японского моря по многолетним спутниковым наблюдениям // Вестник ДВО РАН. 2018. № 6. C. 13–19 9. Burns J.J., Fay F.H. Comparative biology of Bering Sea harbor seal populations // Proc. Alaskan Sci. Conf. Fairbanks, 1972. P. 48. 10. O’Сorry-Crowe G., Lowry L.F., Burkanov V.N., Trukhin A.M., Hansen L., Frost K.J.Z., Sheffield G. The biogeography and population structure of spotted seals (Phoca largha) using mitochondrial DNA // 14 Biennial Conference on the Biology of Marine Mammals. Vankuver, 2001. P. 159. 11. Косыгин Г.М., Тихомиров Э.А. Ларга (Phoca largha Pallas) залива Петра Великого // Известия ТИНРО. 1970. Т. 70. С. 114–137. 12. Трухин А.М. Ларга. Владивосток: Дальнаука, 2005. 246 с. 13. Волошина И.В. Береговые тюлени Японского моря. Владивосток: Русский остров, 2007. 304 с. 14. Hansen R.A., Gross A. Determination of microplastics in coastal beach sediments along Kattegat Sea, Denmark // Theoretical and Applied Ecology. 2019. No. 2. Р. 75–82. 15. Derraik J.G.B. The pollution of the marine environment by plastic debris: a review // Mar. Pollut. Bull. 2002. V. 44. P. 842–852. 16. Wilcox C., Heathcote G., Goldberg J., Gunn R., Peel D., Hardesty B.D. Understanding the sources and effects of abandoned, lost, and discarded fishing gear on marine turtles in northern Australia // Conserv. Biol. 2015. V. 29. No. 1. P. 198–206. 17. Lebreton L., Slat B., Ferrari F., Sainte-Rose B., Aitken J., Marthouse R., Hajbane S., Cunsolo S., Schwarz A., Levivier A., Noble K., Debeljak P., Maral H., Schoeneich-Argent R., Brambini R., Reisser J. Evidence that the great pacific Garbage patch is rapidly accumulating plastic // Scientific Reports. 2018. V. 8. P. 4666. 18. Humborstad O.B., Likkeborg S., Hareide N.R., Furevik D.M. Catches of Greenland halibut (R. hippoglossoides) in deepwater ghost-fishing gillnets on the Norwegian continental slope // Fish. Res. 2003. V. 64. P. 163–170. 19. Arthur C., Sutton-Grier A.E., Murphy P., Bamford H. Out of sight but not out of mind: harmful effects of derelict traps in selected U.S. coastal waters // Mar. Pollut. Bull. 2014. V. 86. P. 19–28. 20. Kako S., Isobe A., Seino S., Kojima A. Inverse estimation of drifting-object outflows using actual observation data // J. Oceanogr. 2010. V. 66. P. 291–297. 21. Kako S., Isobe A., Kataoka T., Hinata H. A decadal prediction of the quantity of plastic marine debris littered on beaches of the East Asian marginal seas // Mar. Pollut. Bull. 2014. V. 81. P. 174–184. 22. Lavers J.L., Bond A.L. Exceptional and rapid accumulation of anthropogenic debris on one of the world’s most remote and pristine islands // PNAS. 2017. V. 114. P. 6052–6055. 23. Велижанин А.Г. Время изоляции материковых островов северной части Тихого океана // Доклады АН СССР. 1976. Т. 231. № 1. С. 205–207. 24. Гольцев В.Н., Федосеев Г.А. Динамика возрастного состава залежек и воспроиз-водительная способность популяций ларги // Известия ТИНРО. 1970. Т. 71. С. 309–317. 25. Lowry L.F. The spotted seal (Phoca largha) // Marine mammals species accounts / Eds. J.J. Burns, K.J. Frost, L.F. Lowry. Juneau, AK: Alaska Department Fish and Game. 1985. P. 89–96.

На всех хватит

 https://www.migdal.org.ua/times/161/51530/?fbclid=IwAR2yfGwsAsDOs9maqWZXEQh_FduBRze1Dd0kC9PDtrkAIZ0PEmg27WPj4w4
 

Шмуэль-Лейб МЕЛАМУД
 
Чем больше Джулиан Саймон углублялся в исследования, тем яснее он видел, что эмпирические данные не согласуются с мрачными теориями, а используемые модели противоречат экономической науке.
 
«Однажды весной 1969 г. я приехал в офис Агентства международного развития США (US AID) в Вашингтоне, чтобы обсудить проект сокращения рождаемости в слаборазвитых странах. Я прибыл раньше назначенного часа и прогуливался неподалеку. Греясь на весеннем солнышке, я увидел дорожный указатель к памятнику павшим на Иводзиме. Мне вспомнилась речь, произнесенная армейским раввином над телами погибших при взятии острова, там было что-то вроде: “Сколь многие из похороненных здесь могли бы стать новым Моцартом, Микеланджело или Эйнштейном?” Не сошел ли я с ума, подумалось мне. Чем это я занимаюсь, пытаясь помочь сокращению числа тех, кто мог бы быть рожден в этот мир и стать Моцартом, или Микеланджело, или Эйнштейном, или просто – источником радости для своей семьи и общины, просто радующимся жизни человеком?
Я по-прежнему верю, что помогать людям в их желании иметь столько детей, сколько они хотят, замечательно, а убедить их или принудить к тому, чтобы они рождали меньше детей, чем им хотелось бы, – нечто совсем иное».
 
Джулиан Линкольн Саймон (1932-1998), ученый еврейского происхождения, профессор экономики и бизнеса в университете Иллинойса, признается, что тогда, в 1969 г., когда он начал заниматься демографическими проблемами, настроение у него было депрессивное. В подавляющем большинстве научных и газетных публикаций того времени (как, впрочем, и сейчас) утверждалось, что планета Земля скоро не сможет обеспечивать постоянно растущее население едой, энергией и другими ресурсами, что человечество уничтожает леса, отравляет почву, воду и воздух, что месторождения полезных ископаемых подходят к концу, а скученность в больших городах порождает психические расстройства у жителей. «Зачем нам нужны еще 23 миллиона человек?» – пишет биолог Пол Эрлих, автор книги «Популяционная бомба» (1968) о послевоенном «беби-буме» в США. «100 миллионов человек умрут в 1979 г. от голода, связанного с перенаселением». Комиссия ООН предсказывает гибель от голода 500 млн. человек между 1980 и 2025 гг. Даже речи быть не может о сохранении нынешнего уровня жизни, нужно немедленно принимать меры по снижению народонаселения и нормированию ресурсов, иначе выживание человечества и вообще всего живого на Земле под большим вопросом.
 
 
Но ни в 1979 г., ни в 1989 г., ни через 40 лет после этого предсказанный голод так и не наступил. Напротив, благодаря «зеленой революции» – работе нобелевского лауреата Нормана Болроуга по улучшению сортов и технологии выращивания сельскохозяйственных культур, – урожайность зерновых в беднейших странах выросла втрое (результат, который Эрлих считал «абсолютно недостижимым»). Изобилие продовольствия привело к тому, что посевные площади стали сокращаться и превращаться в леса и парки. То же самое произошло и с другими ресурсами. Паника была напрасной – ни один из апокалиптических прогнозов Пола Эрлиха так и не оправдался.
 
Чем больше Джулиан Саймон углублялся в исследования, тем яснее он видел, что эмпирические данные не согласуются с мрачными теориями, а используемые модели противоречат экономической науке. В 1981 г. он публикует обширную монографию под названием «Неисчерпаемый ресурс», где подробно, с цифрами и графиками доказывает, что питание, уровень жизни, состояние окружающей среды улучшаются со временем, и нет причин, чтобы эта тенденция изменилась в будущем. Что рост населения повышает, а не снижает уровень жизни, и что природные ресурсы, доступные человечеству, не закончатся никогда. В 1980 г. Саймон заключает с Эрлихом пари, что цены на любые пять названных им сырых материалов упадут в ближайшие 10 лет. Эрлих выбрал медь, хром, никель, олово и вольфрам. В 1990 г. Саймон был признан победителем: с поправкой на инфляцию, цены на все пять металлов снизились благодаря техническому прогрессу, появлению новых материалов и технологий.
 
Но как ресурсы могут быть неисчерпаемыми? Любой, кто ведет домашнее хозяйство, знает, что еда в холодильнике, стиральный порошок и ресурс двигателя автомобиля рано или поздно заканчиваются. Да, это верно. Но когда мы говорим о человечестве в целом, среди 7 миллиардов человек обязательно найдется кто-то, кто придумает, как лучше добывать дефицитный материал, экономнее его использовать или заменить более доступным аналогом. Неисчерпаема человеческая изобретательность – там, где ее не сдерживают законы и обычаи.
 
 
Тех, кто смотрит на Землю как на большой холодильник, из которого человечество только берет, ничего не кладя взамен, называют мальтузианцами, по имени Томаса Роберта Мальтуса, который еще в 1798 г. опубликовал «Очерк о законе народонаселения». Мальтус заметил, что население растет более быстрыми темпами, чем производство продуктов питания, а значит, в какой-то момент начнется их нехватка. Мальтус утверждал, что только воздержание и женитьба в как можно более позднем возрасте поможет беднякам улучшить свое положение. Но, как оказалось в действительности, расширение свободного предпринимательства и индустриальная революция помогли справиться с бедностью даже при увеличении рождаемости и резком снижении смертности.
 
Тем не менее, мальтузианский подход никуда не делся и продолжает применяться при анализе тенденций по сей день. Только современные мальтузианцы больше озабочены экологическими проблемами, а не судьбой бедняков.
 
Суть спора, – пишет Саймон, – в противоречии между инженерным и экономическим подходом при оценке дефицитности ресурсов. Инженеры берут данные по имеющимся запасам, делят их на ежегодный расход и получают время, по прошествии которого все запасы ресурса будут исчерпаны. Экономисты же в своих исследованиях опираются на цены – если цена падает, значит, предложение превышает спрос и будет превышать его в ближайшей перспективе. Но в чем тогда ошибка инженеров?
 
Ошибка заключается в том, что «разведанные запасы» – величина, сама по себе зависящая от спроса. Спрос на нефть, газ, руду подталкивает к поиску новых месторождений и новых способов извлечения сырья. Разведанные запасы составляют тысячные доли процента от потенциально извлекаемых при нынешнем уровне технологий. И раз даже их хватает для текущего потребления, нет смысла переворачивать каждый камень в поиске новых.
 
Мировой энергетический кризис в связи с истощением запасов нефти еще лет пять назад был главной темой для обсуждения. Точно так же в 1865 г. говорили о скорой остановке английской промышленности из-за истощения запасов угля. В 1891 г. не видели никаких шансов найти нефть в Техасе. Разведанных запасов нефти в 1914 г. должно было хватить максимум на ближайшее десятилетие. Как и в 1939-м, и в 1951 годах. Сланцевая нефть и почти необозримые запасы природного газа (по оценке 1977 г. его должно хватить на 3-4 тыс. лет), кажется, дают нам на сегодня передышку, даже без учета все более эффективного использования энергии. Запасы же ядерного топлива громадны по любым человеческим меркам. Но пессимистичные прогнозы, как сетует Саймон, на протяжении всей истории были популярнее оптимистичных.
 
А что насчет загрязнения? Ведь правда, что люди отравляют и замусоривают планету с каждым годом все больше? Если вы зададите этот вопрос любому встречному человеку, он даст на него два противоположных ответа, в зависимости от того, о чем идет речь – о том, что он видит сам вокруг себя, или о положении в мире, о котором он узнал из газет.
 
Человек, родившийся в начале 20 в. в Англии или США, мог наблюдать, как постепенно очищается его окружение. В 1968 г. в Темзу вернулась рыба, которую не видели там уже столетие. В то же самое время в Гудзон перестали сливать фекалии. Пляжи на Великих Озерах снова открыты для публики. Концентрация всех известных вредных веществ в воздухе и воде непрерывно снижается с 1960-х годов, как и концентрация опасных микроорганизмов. При этом лучших результатов достигли именно развитые страны, что говорит о том, что экономический рост не убивает, а наоборот, позволяет сохранять окружающую среду. Рост доходов создает спрос на очистку и дает для нее больше возможностей. Также рост продолжительности жизни в немалой степени связан с более чистой (не стерильной, а здоровой) средой, в которой мы живем сейчас, по сравнению с предыдущими поколениями.
 
В то же самое время экологи находят все новые и новые причины для беспокойства. Саймон приводит многостраничный список смертельных опасностей, паника по поводу которых оказалась совершенно напрасной. Так же скептически он относится к панике по поводу «глобального потепления», которое в наше время превратилось в неопределенное «глобальное изменение климата». Безусловно, многие реальные опасности требуют тщательного изучения и принятия разумных мер, но этому никак не помогают пророчества о скором конце света. А от включения в этот процесс чиновников и школьных учителей ситуация только усугубляется.
 
Школы оказывают очень сильное влияние. Опрос 1992 г. выявил: 47% 6-17-летних считают, что «экологические проблемы являются самыми жгучими для нашей страны», хотя статистические данные свидетельствуют об обратном. Чиновники, в свою очередь, склонны использовать любую возможность для демонстрации заботы о народе. Они начинают дорогостоящие государственные программы и устанавливают глобальные запреты там, где без них можно было бы обойтись. Порой это приводит не только к денежным тратам, но и к человеческим жертвам, как, например, в случае полного запрета на использование всех видов асбеста. Материал, использованный для замены асбеста в уплотнителях космического челнока «Челленджер», оказался непригоден при низких температурах, что привело к взрыву корабля и гибели всего экипажа.
 
Предостерегает Саймон и против чрезмерного увлечения экономией. В первую очередь потому, что издержки в большинстве случаев оказываются больше сэкономленного.
 
Например, плата за сданную макулатуру в пунктах приема устанавливается с учетом стоимости всех химикатов, используемых для ее переработки, и итоговой цены на произведенную из нее бумагу. Если эта плата не компенсирует потраченные вами время, силы и бензин, значит, бумага является менее ценным ресурсом, и лучше будет отказаться от идеи ее повторного использования. Тем более, что для изготовления бумаги уже давно используются деревья, специально выращенные для этой цели.
 
Вторая причина – мы не знаем, какие ресурсы на самом деле будут необходимы в будущем. Сам автор вспоминает, как в 1970-х обнаружил исчезновение из магазинов баллончиков для любимых им перьевых ручек. Обшарив все офисы в колледже, он собрал запас никому не нужных баллончиков, которого должно было хватить до конца жизни. И который стал совершенно бесполезным после покупки компьютера в начале 1980-х. Курьезный случай, когда это касается одного человека, превращается в потери миллионов долларов, когда речь идет о государстве, создающем запасы «стратегических ресурсов» (например, китового жира), и пытающемся их сбыть через 30-40 лет по любой цене. Если мы, как уже сказано выше, уверены в том, что по прошествии времени ресурсы будут только дешеветь, какой смысл беречь их для будущих поколений? Не лучше ли их использовать для улучшения условий жизни уже сейчас и приложить усилия для сохранения лишь того, что действительно уникально и невоспроизводимо?
 
Но главной своей задачей Джулиан Саймон считал развенчание мифов об опасности роста населения.
 
Перенаселение считается проблемой со времен, когда Авраам отделился от Лота: «И нести не могла их земля [не могла их прокормить], чтобы жить [им] вместе» (Берешит 13:6). Еврипид писал, что причиной Троянской войны было «невыносимое многолюдство». В 17 в. перенаселение вынуждало людей покидать пятимиллионную Англию и следовать в Новый Свет. Разговоры о том, что скоро «в мире останутся только стоячие места», идут с 1920-х гг., и тогда же появляется теория «оптимальной численности населения», через полвека показавшая свою полную несостоятельность.
 
Говоря о последствиях роста населения, Саймон обращает внимание на ряд важных моментов:
 
1. Демографическое прогнозирование – чрезвычайно сложная задача. До сих пор не было сделано ни одного хотя бы приблизительно верного долгосрочного демографического прогноза, зато было сделано много поразительно ошибочных.
 
2. Размер семьи является следствием разумного планирования во всех странах и обществах, включая самые примитивные.
 
3. Сокращение рождаемости сейчас снижает нагрузку на родителей по содержанию детей. Но из-за этого в пожилом возрасте те же родители станут более тяжким бременем для все меньшего числа работающих.
 
4. Кажется очевидным, что многодетные родители должны тратить больше, а сберегать меньше. На самом деле этого не происходит.
 
5. Плотность населения в сельской местности снижается, а в городах увеличивается. При этом количество рабочих и жилых помещений на одного человека в городах растет, то есть люди живут все более просторно.
 
6. Рост численности и плотности населения способствует развитию и удешевлению транспорта, коммуникаций и другой инфраструктуры. Крупные капиталовложения в этой сфере принесут прибыль только при большой численности населения.
 
7. Увеличение количества людей приводит к увеличению объема доступных знаний (не только научных), открытий и инноваций, а также к более активному внедрению уже открытых технологий. Однако важно, что происходит это только в условиях свободы.
 
8. Растущее население создает проблему обеспечения его потребностей, что создает спрос на новые знания и усовершенствования. В итоге улучшаются условия жизни для всех. Кроме того, большее количество людей, изучающих разные предметы ради любопытства, приводит к появлению «спонтанного знания», также играющего важную роль в развитии.
 
9. Большой рынок способствует развитию крупномасштабных производств, что удешевляет стоимость единицы продукции. Он также позволяет углубить разделение труда, использовать более эффективные машины, предлагать большее разнообразие товаров и услуг.
 
10. Рост населения делает образование более доступным, расходы на одного ученика снижаются.
 
11. Рост населения позволяет сделать сбор и утилизацию отходов более эффективными.
 
12. Ни рост численности, ни рост плотности населения не влияют на физическое и психическое здоровье людей.
 
К сожалению, все эти аргументы никак не влияют на адептов ограничения рождаемости. Отчасти потому, что взгляд на человека как на потребителя природных богатств, а не партнера в их создании, взгляд на экономику как на «игру с нулевой суммой», где выигрыш одного означает проигрыш остальных, очень укоренились в сознании обывателя. Но, помимо этого, в высказываниях о демографической угрозе проглядывает недостаточно тщательно замаскированная жажда власти и мысль о собственном превосходстве над остальным человечеством. О необходимости «улучшения человеческой породы» и о том, что «некоторым группам населения лучше не размножаться».
 
Создание видимости научного консенсуса очень важно для продвижения таких идей. Поэтому выход первого издания книги Саймона породил настоящую бурю негодования. Реакция оппонентов очень редко включала какие-то научные контраргументы. Гораздо чаще это была брань, личные нападки, эмоциональные манипуляции, развешивание идеологических и религиозных ярлыков, попытки запретить выступления, публикации, вплоть до попытки исключения из университета. «Этот человек – террорист», – заявил представитель Всемирного фонда дикой природы. Даже после проигрыша пари Пол Эрлих не признал свою неправоту, продолжил называть своего оппонента невеждой, слабоумным, идиотом, и повторять, что «пари не имеет значения», неизменно уклоняясь при этом от прямых дискуссий. И, надо признать, тактика эта оказалась вполне успешной.
 
Журналист как-то спросил Саймона: «Зачем вы все это говорите?» Тот ответил: «После того, как я углубился в изучение вопроса, я обнаружил, что факты не соответствуют моей исходной гипотезе. Не мог же я пренебречь фактами!» Как настоящий ученый, он был убежден, что никогда не следует допускать ни малейшего искажения истины. Увы, такой подход не всегда вознаграждается в настоящем. Но есть надежда, что он будет по достоинству оценен в будущем.
 

 

ОДЕРЖИМОСТЬ ЧИСТЫМ ПИТАНИЕМ: ЧТО ЭТО ТАКОЕ?

Октябрь 18, 2019 sciencebasedmedicine 

https://medfront.org/2019/10/18/clean-eating/?fbclid=IwAR35DEAtFTBpwpsWrxFzaenvYfvk2qP3rYO2QrCs__OZPJynhE8YXnZC41c

В то время как одни страны обеспокоены нехваткой продовольствия, развитые страны, «тревожные и сытые», все больше одержимы так называемой чистой едой.

Как и любое другое современное культурное явление, эта одержимость усилилась отчасти из-за легкого распространения неверной информации в Интернете. Беспокойство о собственном здоровье, в разной степени свойственное любому человеку, подпитывается новыми особенными диетами и рассказами о том, как буквально все, что люди едят, может негативно повлиять на их здоровье. Более того, в любой базе научных статей, как правило, можно найти хотя бы одно исследование о том, что случайно выбранный вам продукт каким-то образом связан с риском возникновения хотя бы одного из достаточно распространенных заболеваний (онкология, диабет, сердечно-сосудистые и другие). Качество большинства таких исследований и их объективность оставляет желать лучшего, но мало кто обращает на это внимание.

Явление «чистого питания» все чаще признается экспертами как проблема. В 1996 г. доктор Стивен Братман (Steven Bratman) предложил термин для формального расстройства, которое он назвал орторексия (orthorexia nervosa). Он пишет:

«Для людей с орторексией здоровое питание стало крайним, навязчивым, психологически ограничивающим, а иногда и физически опасным расстройством, связанным с анорексией, но совершенно отличным от нее».

По сути, орторексия — это нездоровая одержимость здоровым питанием. Существует много параллелей с анорексией, представляющей нездоровую одержимость контроля массы тела. Как указывает сам Братман, есть различия между здоровой заботой о правильном питании и вредной или даже бредовой одержимостью ограничительными диетами с другой. И если, например, вегетарианство представляет собой вариант сочетания здоровых и этических соображений, то существует много других ограничений, не обоснованных вообще ничем, кроме домыслов.

Некоторые исследователи сходятся во мнениях, что орторексия, как и анорексия, частично вызвана средствами массовой информации, что означает, что в этих расстройствах есть большой культурный элемент. А иногда анорексия следует за «чистым питанием», как социально приемлемым средством достижения снижения массы тела.

 

Что означает «чистое питание»?
На практике чистое питание представляет собой избегание любой пищи, которая считается «страшной» в соответствии с множеством псевдонаучных заблуждений, распространяемых не самыми добросовестными представителями индустрии диетологического консультирования и питания. Сегодня это часто включает в себя употребление «натуральных и органических» продуктов, избегание ГМО, избегание глютена, избегание всего, что воспринимается как «химия»…. Этот список может означать все, что угодно, но по факту сводится к отказу от обработанных продуктов и пищевых добавок, а иногда и употреблению только сырых продуктов.

Важно подчеркнуть, что ни одно из этих пищевых убеждений не основано на науке. После 50 лет исследований нет никаких доказательств какой-либо пользы для здоровья от употребления продуктов с пометкой «органические» (не говоря уже о некоторой абсурдности этого термина с химической точки зрения). После 20 лет исследований не получено никаких доказательств какого-либо риска для здоровья от употребления любых доступных в настоящее время продуктов, содержащих ГМО.

Приблизительно 1% населения имеет истинную чувствительность к глютену, называемую целиакией. В остальных случаях не существует единого медицинского мнения о том, что глютен действительно вызывает какие-либо проблемы. Хотя существует аллергия на пшеницу, а некоторые люди с синдромом раздраженного кишечника (СРК) чувствительны к ферментируемым олиго-, ди-, моносахаридам и полиолам (FODMAP), которые встречаются во многих пищевых продуктах, включая глютен-содержащие.

Избегание «токсинов» включает в себя большое количество утверждений, но, по сути, упускает из виду тот факт, что только доза делает токсин токсином. Несомненно, повсюду есть токсины — вещества, которые в достаточно высокой дозе будут оказывать вредное воздействие на здоровье. Даже самая чистая вода является токсином, если ее пить в соответствующих количествах. Однако, людей легко напугать тем, что в их пище или воде есть какие-то особо вредные вещества, не помещая эту информацию в соответствующий контекст и ни слова не говоря о количествах этих веществ.

С токсинами тесно связано избегание «химии» в целом. Это особенно наивная позиция, поскольку все вокруг нас является химическим веществом. Вода — это тоже химическое вещество (H2O). Любому соединению можно дать длинное химическое название, которое будет звучать пугающе, приводя к появлению популярных мемов, в которых содержимое обычных фруктов или овощей указано через коды добавок или химические наименования компонентов.

 

Чтобы избежать неосведомленности уровня «если вы не можете произнести это, вы не должны это есть», некоторые пытаются провести границу между натуральными и синтетическими химическими веществами. Однако, по сути это ничем не лучше. Какое количество обработки или изменений естественного химического вещества делает его синтетическим? Кроме того, нет оснований подозревать, что химические вещества, которые встречаются в природе, имеют большую тенденцию быть полезными для здоровья, чем синтетические химические вещества. Это лишь еще одно проявление натуралистической ошибки или заблуждения о том, что природное всегда полезно.

Существуют законные основания беспокоиться об употреблении слишком большого количества обработанной пищи, так как она содержит много сахара, жира и/или соли. Но это больше связано с правилами и тенденциями в пищевой промышленности, а не с продуктами или способами обработки как таковыми. Чтение этикетки при покупке полуфабрикатов или обработанного мяса действительно может быть полезным. Необходим также больший контроль со стороны регуляторов для пищевых производств. Но полный отказ от обработанных продуктов, включая приготовленные в домашних условия, также не гарантирует здорового питания, так как существует много необработанных источников избыточного жира, сахара и соли.

Употребление еды только в сыром виде — очень абсурдная идея. Приготовление действительно меняет пищу, но в основном в лучшую сторону (если грамотно подходить к выбору способа приготовления), делая многие питательные вещества более доступными и облегчая пищеварение. Да, некоторые виды готовки или избыточной варки, например, варка овощей, могут уменьшать содержание полезных веществ в некоторых продуктах. Но необходимости есть только сырые продукты, чтобы обеспечить себе сбалансированный рацион, конечно же, нет (отдельно добавим, что микроволновая печь не лучше и не хуже, чем любой другой источник тепла).

Сыроедение часто использует абсолютную лженауку, например, такое утверждение, что лучше есть «живую пищу», а готовка убивает пищу. Впрочем, желудочный сок также убивает пищу. Утверждения сыроедов варьируют от псевдонаучных до мистических с заявлениями о душе продуктов питания.

 

Психология чистого питания
Если чистое питание не основано на научных данных, то на чем оно базируется?

По-видимому, чистое питание является частью более глобальной одержимости чистотой. Это тесно связано с эмоциями отвращения, которые были нужны в ходе эволюции, чтобы мотивировать нас избегать потенциально опасной пищи или воды, защищая себя от инфекционных заболеваний и реальных токсинов. Однако эта защитная эмоция может играть злую шутку в современном мире.

Стремление к чистоте сочетается с другими психологическими явлениями, особенно в промышленно развитых странах. Некоторые эксперты считают, что в современном мире существует чрезмерная помешанность на гигиене, до такой степени, что это может нанести ущерб иммунной системе человека, которая не получает регулярных тренировок, необходимых для ее оптимальной работы.

Мы живем в санитарно-гигиенических, почти стерильных, условиях. Очевидно, что есть ситуации, когда это необходимо, например, в больницах. Однако в результате, как это ни парадоксально, люди склонны чувствовать себя отдельными от остального мира, испытывая отвращение к мысли о том, что они целиком являются частью «грязной» природы.

Люди буквально окружены облаком бактерий. В теле человека примерно столько же бактериальных клеток, сколько клеток самого человека, не считая грибов и вирусов. А еще есть паразиты, живущие на коже. Люди — это «грязная» биология, но в этом нет ничего плохого.

Кроме того, существует тенденция полагать, что естественное состояние каждого человека будет означать, что его тело функционирует идеально. На самом деле человеческое тело — это серия эволюционных компромиссов, которые функционируют достаточно хорошо, чтобы размножаться, но существуют в постоянном состоянии распада, едва сдерживая энтропию в течение семи или восьми десятилетий, пока, наконец, не уступят неизбежному.

Конечно, человеческое тело — это чудо эволюционной сложности, обладающее искусной и мощной биологией. Но в то же самое время оно также несовершенно, как и все остальные природные объекты. Все, что может пойти не так — идет не так (хотя бы у кого-то). Скорее всего большинство людей умом это понимают, но просто не хотят, чтобы это было правдой.

При появлении какого-либо симптома или нарушении функции люди склонны предполагать, что проблема вызвана чем-то вне тела, а не дефектом самого тела. Изменения связывают с инфицированием или отравлением, и считают, что если идентифицировать и устранить внешнюю угрозу, тело точно вернется к своему естественному состоянию совершенства.

Что интересно, это явная философия многих практик альтернативной медицины. Например, традиционные мануальные терапевты проповедуют веру в то, что человеческие тела будут совершенно здоровыми, пока жизненной силе позволено течь.

Чистое питание сопровождает эту психологию: ведь все, что нужно сделать, чтобы быть здоровым, это избегать «плохой» пищи. Сложность в том, что «плохо» — это движущаяся мишень, которая следует тенденциям, больше похожим на индустрию моды, чем на что-либо научное.

 

Вывод: чистое питание — это эмоции, а не реальная польза
Следует подчеркнуть, что статья направлена не на осуждение, а на описание психологической тенденции, которая может привести к поведению, заканчивающемуся противоположным тому, на что оно направлено — здоровью. Описанные эмоции нормальные и универсальные. Совершенно разумно заботиться о том, что человек ест, читать этикетки и стремиться к здоровому питанию.

Чаще всего недобросовестные «специалисты» используют нормальные и здоровые эмоции для саморекламы. Они превращают разумное беспокойство в страхи и навязчивые идеи. Они авторитетно распространяют дезинформацию или создают эхо-камеры, в которых страх токсинов и химикатов сводит с ума.

Это и приводит к существованию целой индустрии чистого питания, не основанной на науке и уже не полезной для здоровья, но очень востребованной.

 

При подготовке поста были использованы материалы статьи The Clean Eating Delusion (переводчик Антонина Урлова). 

Про системы очистки пластика с поверхности океана

Георгий Виноградов 

Про плейстон / нейстон и Ocean Cleanup. 
https://www.facebook.com/birds.ego/posts/2416365211972076
 

Почитал про достаточно успешные испытания прототипа плавучей системы Ocean Cleanup, предназначенной для того, чтобы очистить океан от пластикового мусора (ссылка в комм. 1). Предполагается, что флотилия из 60 600-метровых U-образных дрейфующих барьеров (комм. 2) способна всего за пять лет удалить из "мусорных пятен" океана до 50 % пластиковых отходов, а к 2040 году — до 90 %. Выловленный пластик планируется пускать в переработку. Звучит замечательно, и, действительно, проблему пластика в океане может облегчить.

Но у меня, когда я слышу про Ocean Cleanup, сразу возникают мысли, что эти системы, процеживающие верхний 3-метровый слой воды, делают с плейстоном и как авторы оценивают это влияние. Плейстон (и брат его нейстон, но не полезем в тонкости) – это отдельный, в дополнение к планктону и бентосу, комплекс морских животных, постоянно или временно ассоциированных с поверхностной плёнкой воды. И там отнюдь не одни только "португальские кораблики", но и много кто ещё. Включая плейстонную икру и мальков многих пелагических рыб. И вот оно дрейфует, как пластик, имеет размерную структуру, сопоставимую с кусками пластика, и, очевидно, может выметаться вместе с пластиком системами Ocean Cleanup.

Короче, я полез искать, говорят ли что-нибудь об этом аспекте проблемы. Ну, естественно, говорят. Быстро нашлась колонка Ребекки Хелм в "The Atlantic" (комм. 3), как раз про эту проблему, и, что гораздо существеннее, ответ "The Ocean Cleanup" на неё (комм. 4). И вот ответ мне как раз не понравился. Нет, это замечательно, что он вообще есть, но из него как-то видно, что о проблеме нейстона они вообще почти не думали, и даже сейчас сводят её к некоторым крупным организмам, а о всякой мелочи и той же икре вообще не говорят (Ребекка Хелм, кстати сказать, про икру не вспомнила тоже). И вообще вся их enviromental защита ориентирована на крупных животных (что в общем, понятно: именно они обычно и видны). Ну и рассуждения, что нейстонные организмы в силу своей среды обитания адаптированы к "чувствительным потерям" в численности, а системы будут работать не по всему океану, а только в местах, где океаническими круговоротами концентрируется пластик, что значительно меньше по площади. Но ведь и дрейфующие организмы будут концентрироваться там же, нет?

Нет, я вовсе не хочу сказать, что всё ужас-ужас-ужас. Возможно, воздействие на нейстон действительно будет невелико. Охотно верю, что польза от сбора пластика многократно превысит попутный вред. И с пластиком, несомненно, нужно что-то делать. Но как-то хочется увидать полноценную оценку этой стороны вопроса... Пока что её, как я понимаю, нет. Или, возможно, я не прав? 

1 https://theoceancleanup.com/updates/the-ocean-cleanup-successfully-catches-plastic-in-the-great-pacific-garbage-patch/?fbclid=IwAR3Ia3JGaBe2NYJt1HnXPkG6Zow2npAPaypy7Q8_FOH9FhqTPgsrp2jDCq4

2. https://theoceancleanup.com/technology/?fbclid=IwAR1L-MQjwclzDvsWdDzEzwKm9NpY3_xZ1HM0vuX9q4xdp16itx2pJpVi3ZE

3. https://www.theatlantic.com/science/archive/2019/01/ocean-cleanup-project-could-destroy-neuston/580693/?fbclid=IwAR1Yx2LKd8VS6dS2rwFLNSbY8_IwXZ6sNHU_taUi9LRyib3wPhUuyaUQ284

4 https://theoceancleanup.com/updates/the-ocean-cleanup-and-the-neuston/?fbclid=IwAR1yj-EqwOeooTablXclGuVTwWgBBxXMSgywEDx-Cr3QPxTF5IwphDS0e38

 

Пожалуйста, прекратите войну с полиэтиленовыми пакетами. Управление отходами является гораздо более серьезной и насущной проблемой.

 

Адам Минтер колумнист Bloomberg Opinion, автор книги «Планета-свалок: Путешествие в мусорном ведре за миллион долларов»

Он родился в Миннеаполисе, штат Миннесота, в семье торговцев металлоломом. Его спокойная жизнь на Среднем Западе изменилась в 2002 году, когда он начал серию новаторских статей-расследований, посвященных появшейся в Китае промышленности  переработки отходов. В 2004 г он получил первую премию Стивена Барра как выдающийся журналист, пишущий на темы бизнеса. Как эксперт по переработке и утилизации мусора Адам был неоднократно процитирован и проинтервьюирован целым рядом международных СМИ, включая The Wall Street Journal, The Financial Times, The Guardian и Национальное общественное радио. Он регулярно выступает с докладами о глобальной торговле отходами и их переработке. 

 

Stop Banning Plastic Bags, Please
Waste management is a much bigger, and more urgent, problem.
By Adam Minter
Bloomberg Opinion

В Африке пластиковый пакет для покупок является исчезающим видом. На прошлой неделе крошечный Бенин присоединился к тем африканским странам, которые ограничивают импорт, производство и даже использование таких сумок. Следуя за Руандой (где публично обвиняют импортеров пластиковых пакетов) и Кенией (где пользователи сумок могут быть подвергнуты тюремному заключению на четыре года), Бенин планирует оштрафовать импортеров сумок на 87 000 долларов.

Это вполне может сократить поставки полиэтиленовых пакетов. Но это игнорирует гораздо более важную проблему. Пластиковые пакеты являются лишь наиболее явным проявлением неспособности Африки собирать и утилизировать растущие объемы мусора. Это надвигающийся кризис, который усугубляет все те экологические проблемы, с которыми сталкивается континент, включая изменение климата, разрушение среды обитания и нехватку чистой воды. Решение этого потребует гораздо больше, чем гонения на пакеты.

По весу и объему полиэтиленовые пакеты составляют очень маленький процент мирового мусора. Но в Африке их визуальное воздействие огромно. Во время недавней поездки в Котону, крупнейший город Бенина, я видел, что они забили водостоки и канализацию, застряли в заборах, разбросаны по пляжам и по грязным дорогам знаменитого городского рынка Дантокпа. Подобные сцены типичны на всем континенте, где пластиковые пакеты стали синонимом мелкой торговли, которая стимулирует экономический рост в Африке.

В идеальном мире эти пакеты складывали бы в мусорные баки и вывозили мусоровозами на свалки, мусоросжигательные и перерабатывающие заводы. Но в странах Африки к югу от Сахары в среднем собирается только 46 процентов городского мусора. У Котону нет современных экологически чистых свалок, и он изо всех сил пытается найти подрядчиков, чтобы просто собирать мусор. Отсутствие официального сбора и утилизации мусора приводит к распространению опасных диких свалок. Дикие свалки создают питательную среду для болезней, способствуют загрязнению подземных вод и выделяют много парниковые газы, которые ухудшают климат.

Запрет пластиковых пакетов не решит ни одной из этих проблем. На самом деле, это может ухудшить положение вещей. Уже в 2006 году появились исследования, показавшие, что одноразовые пластиковые пакеты оказывают меньшее влияние на изменение климата, чем многоразовые бумажные или тканевые пакеты. Эти факты вряд ли повлияет на людей, настроенных искоренить полиэтиленовые пакеты, особенно политиков, которые рассматривают такие запреты как бесплатный способ продемонстрировать свою приверженность делу защиты окружающей среды.

Но энергию, направленную на эти благие усилия, лучше потратить на программы, обеспечивающие африканцам доступ к современной системе управления отходами, при которой пакеты можно было бы утилизировать надлежащим образом. В настоящее время Африка производит только около 5 процентов твердых отходов в мире. Но эта цифра быстро растет, и к середине столетия производство мусора в Африке, вероятно, будет конкурировать с регионами с высокими доходами, такими как США, Европа и Китай.

Африканские правительства должны будут взять на себя инициативу в решении этой проблемы, но они не могут сделать это в одиночку. В развивающихся странах городские власти тратят до половины своего бюджета на сбор и вывоз мусора. Богатые страны и мировые институты должны быть заинтересованы в том, чтобы помочь им. Сейчас, например, мир ищет способы сократить выбросы углерода, а ведь большую пользу могут принести усилия по улучшению в развивающихся странах свалок, выделяющих метан в огромных количествах. Заводы, которые превращают мусор и отходящие газы в энергию, станут многообещающей инвестиционной возможностью, в то время как зарождающийся технологический сектор Африки может быть задействован для разработки энергосберегающих методы сбора отходов.

Это тяжелый путь. Создать современную систему управления отходами так же сложно, как построить дорожную сеть. Кроме того, мусор среди экологических проблем считается менее важной, чем изменение климата или исчезающие виды. Но мусорный кризис в Африке усугубляет эти проблемы и сам становится только более актуальным. Запреты на пластиковые пакеты, несмотря на всю их символическую силу, являются всего лишь отвлечением от более сложного и более важного проекта.

 

Почему нельзя верить всем научным статьям на медико-биологические темы

Petr Talantov

Благодаря интернету кажется, что все знание мира (в том числе медицинское) – от нас на расстоянии вытянутой руки. Нагуглить научную публикацию и походя на нее сослаться в подкрепление своей правоты – обычное дело. Я не только про всяких биохакеров, которые этим живут и дышат. Бывает, и вполне приличные люди спорят-спорят, а потом в какой-то момент ба-бах: в комментариях

победно появляется она – “ссылка на статью из PubMed[1]”.

Казалось бы, к чему сарказм, разве это и правда не решающий аргумент? Как же еще обосновывать свою позицию, если не научными исследованиями? Вот, скажем, написано в журнале Science, что зеленый чай вызывает рак. Раз ученые написали, значит вызывает - ведь изучали, а не просто из пальца высосали. Опираться на научные публикации безусловно намного лучше, чем на собственные фантазии или новости с сайта Эконет. Но все-таки, перед тем, как использовать PubMed в качестве источника окончательных ответов на все связанные со здоровьем вопросы, стоит учесть пару важных деталей.

PubMed - поисковик по базам научных статей, в основном биомедицинских. Часто через него доступен только абстракт - краткая выжимка статьи. Впрочем, многие все-равно только его и читают. Количество доступных через PubMed публикаций огромно. У меня в книге есть глава «28 миллионов исследований» - это как раз отсылка к их количеству. Книга только вышла, а название главы уже устарело: счетчик добрался до 29 миллионов и не собирается останавливаться. В этом нагромождении можно найти статью практически на любую тему. Проверил навскидку, найду ли что-то о лечении онкозаболеваний крапивой. Нашел[2]. А лопухом? И это есть[3]. Яблоки защищают от рака? Кто бы сомневался[4]. Или яблоки - причина рака? Ну, и не без этого тоже[5]. Думаю, идея ясна, можете сами поиграть на досуге.

Попадание в PubMed ничего не говорит о качестве исследования. Если уж статья попала в журнал, который индексируется доступными через PubMed базами, то попадет и в эти базы. Журналы там самые разные и чего в них только не публикуют. Мой личный топ включает: экспериментальное изучение влияния кокаина на танец пчел[6]; двойное слепое рандомизированное сравнение уровней счастья после приема темного и молочного шоколада[7], а также эссе о пользе глупости в науке[8]. Не менее прекрасно исследование того, какие пивные бутылки – пустые или полные – причиняют больше повреждений при ударе по черепу (пустые опаснее)[9]. А также обзоры вызванных газонокосилками травм глаза (часты и разнообразны)[10] и влияния кантри-музыки на уровень самоубийств (увеличивает)[11].

Есть и прорывные открытия. Так авторы статьи с броским заголовком “Молекула пука (fart molecule) может стать новой “Виагрой”” не только описали, как присутствующий в кишечных газах сероводород вызывал у крыс эрекцию, но и предположили, что у газа с запахом тухлых яиц большое фармбудущее[12].

Абсолютный лидер моего рейтинга тоже связан с сексуальной жизнью крыс[13]. Этот эксперимент столь прекрасен, что абстракт публикации стоит процитировать полностью.

"Эффекты ношения тканей разных типов на сексуальную активность были изучены на 75 крысах, которых разделили на пять равных групп: четыре экспериментальных и одну контрольную. Каждая из четырех экспериментальных групп была одета в трусы из одного из следующих типов ткани: 100 % полиэстер, смесь полиэстер/хлопок 50/50, 100 % хлопок и 100 % шерсть. Сексуальная активность была оценена до, а также через 6 и 12 месяцев ношения трусов, а также через 6 месяцев после того, как трусы были сняты. Было посчитано соотношение (I/M) количества половых актов (I) к их попыткам (M). С помощью статического киловольтметра был замерен электростатический потенциал, генерируемый на пенисе и мошонке. Через 6 и 12 месяцев ношения трусов из полиэстера и полиэстер‐хлопковой смеси значение I/M заметно снизилось по сравнению со значениями до ношения и с контрольной группой (p < 0,0001). Значение I/M в группе хлопка и шерсти показало статистически незначимое изменение (p > 0,05) на 6‐й месяц и значимое (p < 0,01) на 12‐й месяц. Через 6 месяцев после того, как трусы были сняты, значения I/M вернулись во всех группах к уровню начала эксперимента. Трусы, содержащие полиэстер, генерировали, в отличие от остальных, электростатические потенциалы. Судя по всему, они могли создавать “электростатические поля” во внутрипенисных структурах, чем, возможно, и объяснялось снижение сексуальной активности крыс."

/подумал, что пост стоило написать под 23 февраля, когда пора было выбирать подарки/

Содержит ли каждая из 29 миллионов статей сокровенное научное знание, на основе которого мы можем менять свою жизнь к лучшему? Определенно нет. Думаю, не сильно перегну палку, если скажу, что для обывателя из большинства медицинских публикаций не следует ровным счетом ничего. Как бы ни хотелось, вооружившись PubMed’ом и онлайн переводчиком, заняться микроменеджментом своего здоровья, вряд ли это хорошая идея.

О причинах я уже писал и буду писать еще, но вот основные.
1) Часто абстракт и заголовок стараются сделать интереснее, чем статья того заслуживает. Этот прием называется «спин» и он достаточно распространен. Заголовок и абстракт бравурные и создают впечатление открытия, значимого результата. И только внимательное чтение полного текста показывает, что причин для энтузиазма, увы, нет. Когда-то я писал о классическом примере этой манипуляции в публикации по отечественному препарату «Визомитин». При этом разобрать и понять статью бывает очень непросто даже для специалистов.
2) Низкое качество многих исследований - некорректный дизайн, бессмысленные конечные точки, манипуляция данными, некоторые исторически сложившиеся особенности их анализа – все это делает заметную часть публикаций мусором.
3) Даже если вы столкнулись с хорошей работой и смогли в ней разобраться, не зная контекста, принципов проведения исследований, принципов разработки лекарственных препаратов, не будучи знакомым с другими исследованиями по этой теме, не владея всей остальной критически важной информацией, которая содержится в головах даже не единичных специалистов, а больших команд, крайне сложно или невозможно понять, как результат исследования касается именно вас.
Политики в сфере здравоохранения, клинические рекомендации очень редко основаны на единичных экспериментальных или наблюдательных исследованиях. При этом сейчас я даже не говоря об исследованиях на культурах клеток или животных, которыми в большинстве случаев аргументируют споры и всякий надомно-инстаграмный биохакинг (эта тема вполне заслуживает отдельного поста).

Проще говоря, не спешите скупать шерстяное белье и класть на прикроватную тумбочку тухлые яйца: результат может быть противоположным “обещанному” PubMed’ом.

А вот, кстати, и ссылки из PubMed: (если не откроются, то смотрите в публикации Петра

[1] https://www.ncbi.nlm.nih.gov/pubmed/

[2]https://www.ncbi.nlm.nih.gov/pubmed/30899059

[3]https://www.ncbi.nlm.nih.gov/pubmed/30236849

[4]https://www.ncbi.nlm.nih.gov/pubmed/28911529

[5]https://www.ncbi.nlm.nih.gov/pubmed/11609044

[6]https://www.ncbi.nlm.nih.gov/pubmed/19112134

[7]https://www.ncbi.nlm.nih.gov/pubmed/1805661

8 [8]https://www.ncbi.nlm.nih.gov/pubmed/18492790

[9] https://www.ncbi.nlm.nih.gov/pubmed/19239964 [10]https://www.sciencedirect.com/…/artic…/pii/S0161642088330022

[11]https://www.jstor.org/stable/2579974…

[12]https://www.sciencedirect.com/…/artic…/pii/S0262407909606230

[13]https://www.ncbi.nlm.nih.gov/pubmed/8262106

Можно ли верить научным публикациям на “горячие” темы?

"Всегда читайте мелкий шрифт": пример коммерческого финансирования исследований, разоблачение и соглашений с Coca-Cola
Sarah Steele, Gary Ruskin, Martin McKee, David Stuckler. 2019
“Always read the small print”: a case study of commercial research funding, disclosure and agreements with Coca-Cola

J Public Health Pol. 
https://doi.org/10.1057/s41271-019-00170-9


Пересказ не мой, а Александра Розова

Пишет Александр Розов (alex_rozoff
https://alex-rozoff.livejournal.com/109256.html

Супер-спонсоры науки. Кто платит, тот заказывает выводы. Правды нет.

 

В реферируемом издании "Journal of Public Health Policy" оказалась опубликована статья, доказывающая, что крупные коммерческие корпорации - спонсоры ставят своеобразные условия финансируемым научным коллективам. Суть условий спонсорских контрактов: прямой и полный контроль над научными исследованиями.
"...87013 страниц документов, связанных с соглашениями, которые Coca-Cola заключала с учеными США и Канады, в том числе с такими крупными вузами, как Вашингтонский университет. Отмечается, что в основном эта активность сосредотачивается в области исследований питания и здоровья. Изучение контрактов показало, что компания оставляет за собой право отслеживать текущие результаты всех финансируемых исследований и прекращать их по собственному усмотрению и без объяснения причин, просматривать статьи до публикации... Авторы подчеркивают, что аналогичным образом действуют и другие крупные корпорации, стараясь контролировать научные исследования в обмен на финансирование." (источник см. ниже). 
Вообще-то и без всякого анализа документов, просто исходя из здравого смысла, ясно, что корпоративные супер-спонсоры платят ученым не из любви к знаниям, а ради получения "научных выводов", помогающих продвигать их товар, или получать через свое лобби бюджетные субсидии (либо налоговые льготы). Теперь это известно широкой публике.
И больше нет загадки в том. почему одни продукты (или элементы образа жизни) "по данным науки" оказываются полезными и здоровыми, а другие - вредными и болезнетворными.
Вредны или безвредны сахаросодержащие тонизирующие напитки или сливочное масло?
Полезны ли конкретные сахарозаменители или конкретный бутербродный маргарин? 
Нужно ли человеку мясо и рыба в рационе, или полезнее вегетарианство? А может веганство?
Вредны или полезны продукты из ГМО? Опасна ли вообще генная инженерия?
Все зависит от заказа корпорации-спонсора. За какой вывод платят, тот станет "научным".
Конечно, это относится не только к продуктам питания, к "здоровому образу жизни", к культуре "фитнес".
Польза или вред бега в тех или иных кроссовках, с тем или иным носимым измерительным оборудованием. 
Или полезнее велосипед? Или тренажеры (конкретные и очень дорогостоящие)?
Польза или вред от тех или иных схем половой жизни.
От одного или разных половых партнеров.
От ранней или поздней беременности и родов.
От гормональных и не гормональных контрацептивов. 
От фармацевтических абортов, мини-абортов, и классических абортов.

Это относится к питью алкоголя и курению табака. Существенен ли вред от этого или нет?
За что заплачено - то и будет. Хоть практическая безвредность, хоть смертельная опасность. 
Это относится также к фармакологии - к лекарствам и биологически-активным добавкам.
Действует или не действует гомеопатия?
Вредны или безвредны те или иные антибиотики?
А как насчет средств косметической медицины?
Ясно же: научный вывод зависит от того, кто и за что платит.

Это относится также к одежде, обуви, и бытовой технике.
Полезны или вредны блюда, приготовленные в микроволновке? Или в мультиварке?
Все зависит от того, что хочет продать спонсор.
Вредно ли излучение монитора или сотового телефона?
Зависит от того же самого.

Это относится, конечно же, к энергетике и транспорту.
Есть глобальное потепление или нет?
А если есть, то влияют ли на него антропогенные парниковые газы?
Если влияют, то какие именно парниковые газы?
Продукты сгорания углеводородного топлива?
Продукты метаболизма мясо-молочного скота?
Продукты химической промышленности?
Насколько опасны атомные электростанции?
Насколько опасно ядерное топливо (свежее и отработавшее)?
Вредны ли ветровые электростанции для птиц? 
Вредны ли отходы производства солнечных батарей?

Надо чтоб были вредны - будут вредны.
Надо чтоб были безопасны - будут безопасны.
Надо, чтоб были полезны - можно даже это устроить (за очень дополнительные деньги). 
Просто внесите спонсорскую помощь в кассу университета или иного авторитетного научного учреждения - и получите нужный вывод для продвижения своего товара.

И как теперь разобраться во всей этой клоаке наперед оплаченных псевдо-научных истин?
Как узнать, что на самом деле в природе и организме? Как найти правду? 

Цитата по этому поводу:
"Бургомистр . Бери, не стесняйся. Я при деньгах. У меня как раз вчера был припадок клептомании. Бери…
Генрих . Спасибо, не надо. Ну а теперь скажи мне правду…
Бургомистр . Ну что ты, сыночек, как маленький, — правду, правду… Я ведь не обыватель какой-нибудь, а бургомистр. Я сам себе не говорю правды уже столько лет, что и забыл, какая она, правда-то." 
(Евгений Шварц. "Дракон")

Такие дела, леди и джентльмены.

-----------------
Источники:
Детально на английском:
“Always read the small print”: a case study of commercial research funding, disclosure and agreements with Coca-Cola
https://link.springer.com/article/10.1057/s41271-019-00170-9

Кратко на русском:
Продемонстрированы возможности глобальных корпораций влиять на науку.
Исследование финансирования науки корпорацией Coca-Cola показало, как в обмен на свои вложения бизнес требует полного контроля над результатами и их обнародованием.
https://naked-science.ru/article/sci/prodemonstrirovany-vozmozhnosti

 

Конец текста Розова. Комменты в его ЖЖ на эту статью достойны внимания