free translation

Кайф с абунавхой

(Абунавха - родственница фугу)

Знакомые рыбаки жалуются на засилие абунавох. Назойливые рыбы успевают схватить наживку раньше, чем денисы или лабраки. Более того, попавшая на крючок абунавха часто перекусывает леску и оставляет рыбака без крючка.

   Абунавха, она же «напухит» на высоком ихтиологическом иврите, она же puffer по-английски и Tetradont на латыни, по-русски называется «иглобрюх». Для всех иглобрюхов, а их в прибрежных водах тропических морей насчитывается около 90 видов, характерно тело округлой формы без чешуи, но с шипами, мощные сросшиеся зубы в виде 2 резцов сверху и 2 снизу (отсюда научное название «тетрадонт» - четырехзубый) и рот, напоминающий клюв. Таким ртом можно перекусить леску, цапнуть любопытного за палец, разломать панцирь. Так что иглобрюхи раскусывают крабов, моллюсков, иглокожих, обгладывают кораллы, соскребают обрастателей с камней. Практически, они едят все, что не может от них убежать.

   
Еще одна особенность этих рыб – способность раздуваться при опасности в 2-3 раза, заглатывая в специальные мешковидные выросты кишечника большие объемы воды (или воздуха, если рыба уже вытащена из воды). Такой колючий шар не сможет безболезненно проглотить ни один хищник. Описаны находки акул и крупных груперов, погибших от того, что съеденный иглобрюхи раздувались у них в желудке. Эта особенность отражена в русском имени «рыба-шар», в ивритском «напухит» – раздувалка и арабском по происхождению имени абунавха. Как объяснили мне знатоки арабского, «абунавха» можно перевести как «мастер надувания». Да и английское “puffer” тоже значит раздувалка. Вытащенный на сушу иглобрюх сохраняет свой объем и сушеные рыбы часто продаются в качестве сувениров. Из них делают, например, абажуры. 

Еще одной оборонительной особенностью иглобрюхов рыб является яд тетродоксин. Этот яд представляет собой соединение аминопергидрохиназолина с гуанидиновой группой. Он в 25 раз опаснее, чем кураре, в 275 раз сильнее цианистых препаратов. Наибольшие концентрации яда обнаружены в печени и икре этих рыб. Его выделили из тканей тетрадонтов в 1909 г., структуру расшифровали в 1963 г., а синтезировали в 1972 г.
 


   
В Красном море обнаружены иглобрюхи 11 видов относящиеся к 4 родам: Arothron, Canthigaster, Lagocephalus, Torquigener. Среди них есть крошечный Canthigaster pygmaea, длина которого не превышает 6 см, и Arothron stellatus, рекордная длина которого составила 1.2 м, но чаще других иглобрюхов в прибрежье Эйлата встречается Arothron hispidus - щетинистый иглобрюх, он же белопятнистый. Самый крупный представитель этого вида весил 2 килограмма и достигал длины 50 см.

Иглобрюхи двух видов - Lagocephalus spadiceus и Torquigener flavimaculosus перебрались из Красного моря в Средиземное, воспользовавшись Суэцким каналом.
 

 


   
Наиболее знаменитый из иглобрюхов – японская рыба фугу - Takifugu rubripes. Она живет в морях, омывающих Японию и Корею, достигает длины 70 см. Это самая изысканная и вкусная рыба Японии. Обычно фугу рыбу готовят в виде сасими — сырая рыба тонкими ломтиками выложена на красочном блюде в форме журавля - любимой птицы японцев, так, что полупрозрачная мякоть не закрывает изысканный рисунок на блюде. Нарезанное на тонкие полоски мясо фугу похоже на застывшую желатиновую корочку или полупрозрачное сало, которое буквально тает во рту. Но в токийских ресторанах вам предложат и закуски из фугу, и саке, настоянное на плавниках, и фугу тушеную с овощами, и суп, о котором говорится: «Глуп тот, кто ест суп из фугу. Но еще глупее тот, кто не ест его». Однако, японцам знакомы и такие строки «Еще вчера мы вместе ели фугу. Сегодня иду за твоим гробом». Яда, содержащегося в одной фугу, достаточно, чтобы убить 30 человек.

    Цены на фугу в токийском ресторане дикие - 30 долларов мизерная порция. Блюдо сасими из фугу на четверых стоит до 750 долларов. Объясняется это не столько редкостью продукта, сколько трудоемкостью и тщательностью разделки. Внутренности рыбы ядовиты, поэтому разделывать и готовить фугу могут только получившие государственную лицензию специалисты. Свою роль играют и вопросы престижа. Пригласить знакомого провести вечер в таком ресторане — широкий жест даже для обеспеченного японца. И это несмотря на то, что ежегодно в Японии регистрируется до 30 случаев отравления рыбой фугу, а 60% отравлений приводит к летальному исходу. Пик смертей пришелся на 1974 г. - 34 человека. После этого правительство резко ужесточило правила, регламентирующие добычу, разделку и приготовление фугу. Повара обязаны проходить специальные курсы. Два года под руководством опытных наставников они изучают кулинарные методы, ведь в ряде случаев токсичные куски можно определить только по малейшим изменениям цвета. Далее необходимо сдать строгий госэкзамен: разделать рыбу, отделить ядовитые части и приготовить тарелку сасими — все это за 20 минут. Даже самая незначительная ошибка приводит к тому, что повару приходится менять специализацию. И это еще не худший исход для повара. Раньше, по закону чести, повар, отравивший клиента, должен был сразу же последовать за ним в мир иной.

    Но сегодня в ресторанах фугу едят почти безбоязненно. Смертельные случаи бывают только с любителями домашней кухни. Но все же только вкусовые качества не могут объяснить столь странную, почти религиозную любовь японцев к поеданию рыбы фугу. Есть и еще одна причина, о которой официально предпочитают не говорить. При самой тщательной обработке в блюдах из фугу остается тетродотоксин, который в небольших дозах действует как наркотик. Человек чувствует своеобразное опьянение, отступают все боли, порываются связи с реальностью.

Вот как описывает свои ощущения от дегустации фугу известный журналист Всеволод Овчинников: «…Повар начал резать фугу со спинки - наиболее вкусной и наименее ядовитой. Но чем ближе к брюшине, тем сильнее становится яд. Бдительно следя за состоянием гостей, повар брал с блюда кусок за куском, неизменно начиная с хозяйки И тут на нас исподволь накатилась некая парализующая волна. Сначала буквально отнялись ноги, потом руки. Затем одеревенели челюсти и язык, словно после укола новокаина, когда собираются рвать зуб. Способность двигаться сохранили только глаза. Никогда не забуду этих минут ужаса, когда мы безмолвно и неподвижно сидим на татами и лишь обмениваемся испуганными взглядами. Потом все оживало в обратном порядке. Возвратился дар речи, обрели способность двигаться руки и ноги. Неужели ради этого возвращения от границы бытия и небытия люди идут на смертельный риск?».

    Потребности японцев в рыбе фугу настолько велики, что они научились разводить ее искусственно. По вкусу таких рыб не отличишь от выловленных в море, но, как утверждают знатоки, наркотическое действие отнюдь не то. Однако разведение фугу может быть необходимо и фармакологам. Японцы давно выяснили, что правильно дозированный яд фугу является эффективным средством профилактики и лечения заболеваний предстательной железы. Так что не случайно драгоценной рыбой фугу любят лакомиться состоятельные люди почтенного возраста. А недавние клинические испытания, проведенные канадскими учеными, показали, что активный компонент тетродотоксина облегчает больному отвыкание от наркотиков. В микродозах тетродоксин снижает чувствительность к боли и кровяное давление. Еще полагают, что жрецы вуду используют яд иглобрюхов для превращения людей в зомби, но в эти дебри я вдаваться не хочу.

   
Многие ныряльщики, встретив абунавох, начинают их гонять, для того, чтобы посмотреть как они надуются и заснять этот процесс. Учтите, что для рыбы это плохое развлечение. Во-первых, она подвергается стрессу, а во-вторых, если она раздуется у поверхности, то, скорее всего всплывет и больше не сможет вернуться к нормальному объему. Лучше загляните рыбе в рот, посмотрите на строение зубов, может перед вами вовсе не иглобрюх, а рыба еж. Это не синонимы, так называют разные группы рыб. Бизкие, похожие, но разные.

Рыбы-ежи образуют семейство Diodontidae –двузубовые. Их английское название Porcupinefishes – рыбы-дикобразы. Ивритские имена – душан (двузубка) и киподаг (рыба-еж) – явные кальки. У рыб-ежей зубы образуют сплошные режущие пластины в каждой челюсти, не разделенные посередине, так что во рту у них оказывается всего два зуба, а не 4, как у иглобрюхов. Известно 4 вида рыб-ежей Красного моря, относящихся к родам Cyclichthys и Diodon.  Ведут они ночную жизнь (в это время иглобрюхи спят), питаются жесткими беспозвоночными (моллюски, ежи, крабы), а днем прячутся в рифовых пещерках. В пищу не пригодны, но используются в традиционной восточной медицине...

    Абунавхи в основном рыбы морские, но есть и пресноводные представители этой интересной группы. Такие небольшие рыбки, размером не более 3 см из Индии и Африки, иногда продаются в зоомагазинах. Их очень интересно содержать в аквариумах. Ни одного случая отравления от контакта с аквариумным иглобрюхом не зарегистрировано.

    В заключение автор убедительно просит читателей не ловить и не есть абунавох ни для получения кайфа, ни для борьбы с простатитом, наркоманией и гипертонией.

Фотогалерея "Обед абунавох" 

 

admin 07.05.2008 в рубриках: Красное море и его обитатели

Комментарии RSS

Оставьте отзыв