free translation

Операция “Увда”

9. Кохен Иерухам.
Всегда в строю.
Записки израильского офицера.
Глава тринадцатая. Операция "Увда"

     Вопрос о занятии южного Негева и Эйлата впервые был официально поднят 25 ноября 1948 года в беседе Игала Аллона с начальником оперативного отдела генерального штаба Игаэлем Ядином.

    Согласно резолюции ООН о разделе Палестины от 29 ноября 1947 года, Негев вместе с Эйлатским заливом входил в состав территории Государства Израиль. Но фактически мы не укрепились на этой территории — там не было создано еврейских поселений. Более того, англичане после ухода из Палестины держали в южной части Негева силы подчинявшегося им Арабского легиона.

Великобритания надеялась на то, что рано или поздно ООН признает ее право на эту территорию и Израиль примирится с этим. Англичане рассчитывали, правда, без всяких на то оснований, что в конце концов этот район будет присоединен к Трансиордании, что обеспечило бы присутствие англичан на Ближнем Востоке. На эту же территорию претендовали и египтяне. Однако, после длительных переговоров, проходивших на Родосе, они отказались от своих претензий.

    Контроль Арабского легиона над южным Негевом выражался в том, что его подразделения обосновались на командных высотах от Эйн-Яхав до Эйлатского залива, то есть вдоль единственной дороги на территории Израиля, которая вела к Эйлату. Кроме того, иорданцы периодически посылали в южный Негев моторизированный патруль и всадников на верблюдах. Англичане предполагали, что мы не осмелимся пробиться к магистрали, ведущей к Эйлатскому заливу.

    4 февраля 1949 года командующий Южным фронтом направил начальнику генерального штаба письмо, в котором указал на то, что после вывода вверенных ему сил с территории Египта, как приказал начальник оперативного отдела генштаба, мы потеряли доступ к дороге, ведущей в Эйлат. Командующий Южным фронтом просил разрешения провести операцию, чтобы определить, насколько возможно восстановить доступ к этой дороге.

    Операцию "Увда" приходилось проводить в условиях жесточайших политических ограничений. По Родосским соглашениям, подписанным Израилем с Египтом, мы не имели права держать крупные силы к западу от линии, проходящей от Эйлатского залива вдоль всего южного Негева до Беер-Шевы. Поэтому мы были вынуждены продвигаться восточнее этой линии, в зоне, патрулируемой Арабским легионом.

    Начало операции было назначено на 5 марта 1949 года, на 5.00 Был дан приказ прервать полностью радиосвязь и поддерживать связь между подразделениями и со штабом только через почтовых голубей. В назначенное время подразделение бригады Негев под командованием самого Нахума Сарига двинулось по установленному маршруту.

    Началось соревнование между бригадами Негев и Голани — какая из них первой придет к назначенной цели. В то утро, 8-го марта, западная колонна бригады Негев находилась в 50-ти километрах к северу от Эйлата, а восточная бригады Голани — на расстоянии 120-ти километров от Эйлатского залива.

    Командующий фронтом считал, что обе бригады в равной степени заслуживают чести и славы освобождения южного Негева и Эйлата. Он приказал им одновременно подойти к Эйлатскому побережью, даже если одной из бригад придется задержаться, чтобы подождать другую. Но неизвестно, по какой причине головной отряд бригады Негев не получил этот приказ.

    Наутро 10-го марта офицер разведки бригады Негев совершил полет над Эйлатским заливом и обнаружил, что укрепленный пункт вблизи от Рас ан-Накаб эвакуирован, там не было ни души. Роте Брена был дан приказ следовать туда. Но путь, который был определен в плане, не был доступен автотранспорту с тяжелым военным оборудованием. Так что не оставалось ничего иного, как несколько отойти от запланированного маршрута и пройти по египетской территории. К нашему удивлению, сержант египетского пограничного поста дал согласие на проход нашей колонны "во имя добрососедских отношений". Рота Брена, заняв укрепленный пункт Рас ан-Накаб, подготовилась к передвижению по шоссе, спускавшемуся к заливу. Во главе роты шло небольшое подразделение, которое возглавлял командир бригады Негев Нахум Сариг. В 16.00 10-го марта подразделение достигло побережья. Щит с надписью по-английски, по-арабски и на иврите подтверждал, что эти три жалкие хижины, стоявшие перед ними, не что иное, как пост Умм-Рашраш, упоминание которого наводило страх на разведчиков Палмаха в течение многих лет.

    Брен забрался на флагмачту, возвышавшуюся на этом месте, и прикрепил к ней самодельный, нарисованный чернилами бело-голубой флаг. Это был конечный пункт похода, начатого 16-го октября 1948 года.

    Когда в Эйлат вошли также подразделения бригады Голани, командующему фронтом от имени обеих бригад была направлена телеграмма, возвестившая о взятии Эйлатского залива.
(Полный текст )

 

Комментарии RSS

Оставьте отзыв