free translation

Ша! Никто нас не геноцидит

ГЕВАЛТ, ЕВРЕИ?
В русскоязычных СМИ Израиля периодически появляются материалы, предрекающие всем нам скорый конец в результате использования опресненной морской воды для питья.
Желающие могут ознакомиться с ними в подлиннике:
 «Опресненная вода – фактор неоправданного риска!»,
 
«Опреснение морской воды сегодня – авантюра с признаками геноцида»
и квинтэссенция этих двух статей
 «Открытое письмо».
Написаны и подписаны эти статьи солидными заслуженными людьми, первую статью написал профессор, академик, вторую – доцент, Ph.D, а открытое письмо, кроме них, подписали доктора наук, профессора, академики, а также менее именитые врачи и инженеры.
 
В этих публикациях с той или иной степенью категоричности, утверждается, что:
1. Доказано, что в морской воде тяжелой воды больше, чем в пресной;
2. Доказано, что тяжелая вода страшная угроза для человеческого организма
поэтому использование для питья опресненной воды представляет реальную угрозу здоровью израильтян.
 
В данной статье я постараюсь показать, насколько бездоказательными являются эти утверждения. И доказать не собственным примером, а я более 10 лет живу в Эйлате и пью опресненную морскую воду, а тщательным анализом статей моих оппонентов, поскольку факты, опровергающие их выводы содержатся в их же публикациях.
 
В первой части работы я опровергну утверждения противников опреснения питьевой воды, а во второй части проанализирую сами публикации, показав, сколько в них содержится ошибок, натяжек и передергиваний.
 
Только не надо убеждать меня, что в Израиле нет проблем с качеством питьевой воды. Есть. Но это не те проблемы, на борьбу с которыми поднимают нас противники опреснения.
 
ДВА ВВОДНЫХ ЗАМЕЧАНИЯ.
1. Пусть читателей не пугают научные степени и звания моих оппонентов. Можно быть хорошим специалистом в своей области и дилетантом в целом ряде других. Если помните, корифей всех наук у нас был всего один – товарищ Сталин. Доктор наук и профессор тоже бывает неправ (это я вам как доктор биологических наук говорю).
 
К моменту завершения активной исследовательской работы я знал почти все, что было к тому времени опубликовано про миграцию и водно-солевой обмен лососевых рыб, многое из смежных областей биологии, химии и гидрологии, тогда как мои знания ряда даже биологических дисциплин остались на уровне курсов, сданных на троечку в университете в конце 60 х годов. Так что я не считаю себя экспертом во всех вопросах биологии и даже ихтиологии. (В конце первой части будет показано, чего стоят подобные письма протеста).
 
2. «Современная питьевая вода» - без привязки ко времени и месту абсолютно пустое словосочетание. Это примерно то же самое, что «современная молодежь». Посмотрите таблицы у меня на сайте – в разных местах пьют разную воду, в разных бутылках продают разную воду. Что такое хорошая, полезная, чистая питьевая вода вам ни один специалист не скажет. Зато это хорошо объяснят вам те, кто втюхивает системы домашней водоочистки или питьевую воду в бутылках.
 
 
СМЕРТЬ КРАДЕТСЯ ЧЕРЕЗ КРАН
В «Открытом письме», если отбросить лозунги, проклятия и призывы, приведен единственный аргумент о вредоносности опресненной воды – повышенное содержание в ней дейтерия по сравнению с пресной. «Но даже при идеальной очистке морской воды сохраняется постоянная страшная угроза для человеческого организма, вызванная естественной избыточной концентрацией в ней тяжёлой воды. Эта угроза была раскрыта, показана и доказана ещё в 50-е годы прошлого века учёными с мировым именем И. Киршенбаумом, А. Бродским, а позже В. Ветштейном и другими, труды которых уже давно получили международное признание.
 
Сущность угрозы состоит в том, что, попадая в организм, неприспособленный к жизни в морской среде, тяжёлая вода вызывает диссонанс скоростей химических реакций, происходящих в различных органах, что при длительном или частом попадании в организм тяжёлой воды (например, из водопровода) постепенно разрушает его».
 
Из этого отрывка мы учим, что:
1. Доказано, что в морской воде тяжелой воды больше, чем в пресной,
2. Доказано, что тяжелая вода страшная угроза для человеческого организма.
3. Профессор Ветштейн – один из тех, чьими трудами эта угроза была раскрыта, показана и доказана.
 
Ну что же, обратимся к трудам профессора. «Опресненная вода – фактор неоправданного риска!». В резюме статьи автор четко определяет то, о чем он хотел информировать общественность и СМИ Израиля: «нами установлена повышенная концентрация тяжелых изотопов воды – дейтерия и кислорода-18 в Средиземном море в несколько раз превышающая относительно воды Каспийского моря, при использования которой для питьевых целей в течение длительного времени выявлены тяжелые хронические заболевания».
 
В этой фразе содержится сразу три утверждения, каждое из которых раскрывается в самой статье:
1. Автор проводил измерения изотопного состава вод Средиземного и Каспийского морей и установил, что в Средиземном море содержание молекул тяжелой воды в несколько раз выше, чем в Каспийском.
2. Автору известно, что вода Каспийского моря использовалась после опреснения для водоснабжения города Шевченко (Акатау) на п-ове Мангышлак.
3. Автору известно, что у людей, живущих на Мангышлаке плохо со здоровьем.
 
Все, господа читатели, никаких больше ссылок на собственные данные профессора Ветштейна, доказывающие, что тяжелая вода страшная угроза для человеческого организма. Все дальнейшее раскрытие темы – по литературным источникам.
 
А статья Бенциона Телянера  «Опреснение морской воды сегодня – авантюра с признаками геноцида» пересказывает эти же положения: в морской воде больше тяжелой воды, чем в пресной, при опреснении изотопный состав не меняется, а тяжелая вода для нас яд. И вот на Мангышлаке все, кто пил такую воду, заболели.
 
Ладно, для того, чтобы разобраться с аргументацией авторов, напомню немного теории.
 
ТЯЖЕЛАЯ ВОДА «ДЛЯ ЧАЙНИКОВ»
Есть достаточно много людей, для которых «изотоп» - это ругательство, что-то чуждое и опасное. Но изотопы – это не результат злых умыслов еврейского физика Изи Топа. Изотопы (от греч. ισος — «равный», «одинаковый», и τ?πος — «место») - разновидности атомов одного химического элемента с разным количеством нейтронов в ядре. Название связано с тем, что изотопы находятся в одном и том же месте (в одной клетке) таблицы Менделеева. Поскольку у водорода порядковый номер 1, то все его изотопы тяжелее основной формы. Дейтерий (2D) – нерадиоактивный изотоп водорода, атом которого на единицу тяжелее обычного легкого водорода 1H (называемого протий).
 
Молекула воды Н2О состоит из одного атома кислорода и двух атомов водорода. В молекуле тяжелой дейтериевой воды водород представлен дейтерием. Тяжелая вода – тоже не ругательство, это природное явление. Нравится нам, или нет, но она существует. В небольших количествах тяжелая вода постоянно и повсеместно присутствует всюду, где есть вода. Собственно тяжелая вода D2O в природе находится в ничтожных количествах - в миллионных долях процента. Более распространена полутяжелая вода НDO, в молекулу которой входит один атом водорода протия, один атом водорода дейтерия и один атом кислорода.
 
В усредненной природной воде (Vienna Standard Mean Ocean Water - VSMOW), где за стандарт принят состав дистиллированной воды, перегнанной из смеси морских вод разных океанов, одна такая молекула приходится на 3200 молекул лёгкой воды, а один атом дейтерия приходится на 6400 атомов протия.
Столь сложный способ получения изотопного стандарта воды объясняется неравномерностью содержания тяжелой воды в природных водах.
 
Дело в том, что по сравнению с обычной водой тяжелая испаряется хуже. Поэтому, в замкнутых водоемах ее больше, особенно в местностях с жарким климатом. Обогащается дейтерием и поверхность океана на экваторе и в тропиках. В высоких южных широтах (в Антарктике) океанские воды заметно "легче". В этом сказывается влияние талых вод антарктических айсбергов, которые отличаются наиболее низким содержанием дейтерия на планете. Невелика доля дейтерия и во льдах Гренландии, тем не менее, океанские воды высоких северных широт обогащены тяжелой водой. Тут сказывается таяние "тяжелых" арктических льдов. Кроме географической, существует и сезонная изменчивость, например, в реке Колумбия зимой дейтерия меньше, чем летом. Эти колебания связывают с особенностями распределения атмосферных осадков, которые разносят дейтерий по планете. Дожди обогащены тяжелой водой, ведь она конденсируется из пара быстрее, чем легкая.
 
(Все вышеизложенные сведения собраны в популярных русскоязычных Интернет-сайтах за пару часов поиска и чтения).
 
СКОЛЬКО-СКОЛЬКО У НАС ДЕЙТЕРИЯ?
Для нашего обсуждения важно следующее: атомы дейтерия - естественная часть природной воды. Нельзя говорить о том, что в морской воде есть свое характерное соотношение тяжелой и легкой воды, а в пресной – свое. Это соотношение зависит не только от солености, но и от типа водоема, его географического положения и даже от сезона. Так что утверждение авторов открытого письма «Доказано, что в морской воде тяжелой воды больше, чем в пресной», по меньшей мере некорректно. О том, насколько изменчива доля дейтерия в природных водах мы еще поговорим ниже.
 
Для того, чтобы оценить, насколько изменится изотопный состав израильской питьевой воды после использования опреснительной установки, надо сравнить количество дейтерия в воде Средиземного моря и в воде Кинерета (и/или в подземных водах, поступающих в водопровод). Такого сравнения ни в одной из трех публикаций нет. Тем не менее, Теланер приводит конкретные цифры «Если в обычной пресной воде содержится около 0,015% тяжёлой воды, то в морской воде тяжёлая вода составляет 0,020%». Ну нет ни в какой естественной науке понятия «обычная пресная вода», нет!
 
А вот профессор выражается осторожнее «Работами многих исследователей, в том числе и автора данной публикации, показано, что содержание  тяжелых изотопов во всех морских бассейнах имеет практически всегда повышенную концентрацию». Повышенную концентрацию относительно чего? Стандарта, приготовленного на морской воде? Или каких-то не названных пресных вод? Ну, а «практически всегда» в переводе с хитронаучного языка на простой (см. «Инструкция для читателя научных статей») значит «не всегда, но довольно часто». Далее, В.Е.Ветштейн упоминает свою монографию "Изотопы водорода и кислорода природных вод СССР", Л. Недра, 1982, 262 с.». Если бы все было так просто, как в первой цитате, 0,015% против 0,020%, то не было бы необходимости профессору проводить многолетние исследования количества этих изотопов в разных водах, защищать по этим материалам докторскую и писать монографию на 262 страницы.
 
А вот старенькая американская публикация: В океанской воде дейтерий присутствует в пределах 0.0153-0.0156 моль%, тогда как в пресных водах США 0.0133-0.0154 моль%. То есть, в морской воде дейтерия в среднем больше, чем в пресной, но эти диапазоны немного, но перекрываются.
 
Собственно на этом месте дискуссию можно и прекратить за недосказанностью главного тезиса борцов против опресненной воды, но там еще столько интересного написано, что жаль останавливаться. Так что давайте временно согласимся с утверждением, что в опресненной воде мы будем иметь не 0,015%, а 0,020% тяжелой воды и продолжим анализ.
 
НЕ СТРАШНЕЕ ПОВАРЕННОЙ СОЛИ!
Может быть, дейтерий такой страшный яд, что даже гипотетическое увеличение его концентрации на 33% уже достаточное основание, чтобы возопить «Гевалт, евреи, нас геноцидят!».
 
Чуть ниже мы рассмотрим проблему страшной угрозы тяжелой воды для нашего организма, а пока займемся арифметикой. Разоблачение магии. Следите за руками. Примем за истину утверждение, что «Если в обычной пресной воде содержится около 0,015% тяжёлой воды, то в морской воде тяжёлая вода составляет 0,020%». Теперь посчитаем. От 100 % отнимем 0,015. Получим, что в пресной воде на 15 молекул тяжелой воды приходится 99985 нормальных молекул. Повторим эту же операцию для морской воды. В ней на 20 молекул тяжелой воды приходится 99980 обычных молекул. До этого места вы со мной согласны? Подтасовки и передергивания нет? Сейчас будут? Скажите, на сколько количество противных тяжелых молекул больше в морской воде по сравнению с пресной? Делим 20 на 15, получаем 1,33333,то есть на треть. А теперь спросим по-другому: на сколько количество хороших молекул воды больше в пресной воде, чем в морской. Разделим 99985 на 99980, получим 1.00005. Ответ - на пять стотысячных. И что, есть от чего нервничать? Вот вам и жонглирование цифрами, именно так этот мухлеж называется в науке. Ну тут хотя бы нет арифметических ошибок. Дальше будут.
 
Ладно, допустим, что мои оппоненты пессимисты, и им приятнее считать, что 1,33 – это опасно. Что же, займемся токсикологией. Сразу отметим, что ни один из авторов не проводил медико-биологичесских исследований. Вот что пишет В.Е.Ветштейн «Я более 40 лет занимался исследованиями в области водной тематики, в частности, изучением распространенности тяжелых изотопов воды в разных типах природных вод. Институты физиологии им. О.Богомольца и Онкологии Украинской академии наук предложили мне в 1987 г. принять участие в семинаре ... В семинаре также принимали участие научные сотрудники разных специальностей. Основной темой семинара являлось выяснение причин тяжелых хронических заболеваний, мертворождение детей и т.п., которые наблюдались у жителей г. Шевченко (по новому г. Актау), полуостров Мангышлак, Казахстан. О результатах обсуждавшихся вопросов во время этой командировки мной вкратце было сообщено в статье (В.Ветштейн, "Питьевой дейтерий – медико-биологические и экологические проблемы опреснения морской воды", Вести,1.11.2000, с.6), в связи с рассматриваемой тогда в Израиле проблеме опреснения морской воды Средиземного моря».
 
То есть, не будучи ни медиком, ни биологом, и посидев на семинаре в 1987 г, профессор через 13 лет написал об этом статью в газету «Вести». Так что утверждение авторов Письма, что «Профессор Ветштейн – один из тех, чьими трудами эта угроза была раскрыта, показана и доказана» оставим на их совести.
 
Может быть, токсикология дейтерия настолько хорошо исследована, что есть достаточно литературных данных? При чтении статей складывается именно такое впечатление.
 
В.Ветштейн. «О том, что тяжелая вода неблагоприятно воздействует на организм человека, высших и низших животных, имеется большая научная и прикладная литература. Краткое изложение ее представлено в Большой Советской Энциклопедии, где, в частности, отмечается: "На живые организмы даже небольшие количества тяжелой воды действуют угнетающе, а большие вызывают гибель". Установлено, что прием тяжелой воды, обогащенной до 1,5%, приводит к летальному исходу. К такому же исходу приводит помещение в тяжелую воду рыб, червей, микробов; животные погибают от жажды, если их поить тяжелой водой; не прорастают в ней семена растений и т.п.». Ну, положим, в БСЭ мне удалось найти лишь одну цитируемую фразу: «На живые организмы даже небольшие количества тяжелой воды действуют угнетающе, а большие вызывают гибель». Т.е. не краткое изложение, завершающееся этой фразой, а ее одну. Больше у автора ссылок на источники информации нет.
 
Б. Теланер «Но в то же время было установлено, что рыбы, черви и микробы не могут существовать в тяжёлой воде, а животные гибнут от жажды, если их поить тяжёлой водой. Не прорастают в тяжёлой воде и семена растений. Если тяжёлая вода будет попадать в организм часто (а именно это будет происходить при водоснабжении опреснённой морской водой), протий в организме будет постепенно замещаться дейтерием и произойдёт описанное в предыдущем абзаце разрушение организма. Эксперименты над млекопитающими показали, что замещение 25% водорода (протия) в их тканях дейтерием приводит к стерильности животных, а при более высоком содержании в организме дейтерия животные гибнут».
 
Ну что, читатель, уже страшно. Ты согласен, что «из приведенных разъяснений совершенно очевидна недопустимость использования в процессах, связанных с жизнедеятельностью человека и других организмов даже опреснённых морских вод, если из них не удалена тяжёлая вода». Ну, тогда давай еще раз почитаем и посчитаем. «Установлено, что прием тяжелой воды, обогащенной до 1,5%, приводит к летальному исходу». Выше мы временно согласились с авторами, что в опресненной воде будет 0,020% тяжелой воды. Во сколько раз это меньше, чем якобы летальная доза? 1,5% делим на 0,020%, получаем 75 (если кому-то это кажется небольшой разницей, то прикиньте, что при питье хорошей пресной воды разница будет стократной.  75 и 100, по-моему, не принципиально). В другой цитате написано, правда, что замещение 25% водорода (протия) в их тканях дейтерием приводит к стерильности животных, а при более высоком содержании в организме дейтерия животные гибнут. То есть уже не 1,5%, а все 25% тяжелой воды, и не просто выпитой, а заместившей нормальную воду в тканях, ведет лишь к стерильности млекопитающих, а для летального исхода надо бы еще дейтерия подбросить. Но 25% и 0,020% - «почувствуйте разницу» - в 1250 раз.
 
Но даже эксперименты с высокими дозами дейтерия не столь однозначно трагичны:  Михаил Щепинов кормил червей пищей с повышенным содержанием дейтерия . В результате продолжительность жизни червей увеличивалась в среднем на 10%. Возможно, что усвоение более инертных тяжелых изотопов приводит к синтезу биологических молекул, обладающих более прочными химическими связями между атомами углерода и водорода и, соответственно, более устойчивых к вредным воздействиям – таким, как свободно-радикальное окисление.
 
Как видим, авторы критикуемых статей пытаются доказать опасность питья опресненной воды притягивая результаты экспериментов, в которых дейтерия было больше, чем мы можем получить из крана. Легко посчитать сколько тяжёлой воды в природе и сколько потребляет её человек с водой в течение всей своей жизни. Если учесть, что человек потребляет в день 2-2,5 л. воды, при средней продолжительности жизни человека - 70 лет он выпивает за всю свою жизнь около 60-70,000 литров воды. С учётом того, что в тонне водопроводной воды содержится 15 г тяжёлой воды, получается, что за всю жизнь человек выпивает около 1-1,2 л тяжёлой воды. Ладно, пусть мы в Израиле живем дольше и пьем больше. Значит, выпьем мы за жизнь 2 литра тяжелой воды. Это если будем пить хорошую пресную воду. А если плохую, опресненную, в которой дейтерия на треть больше. Умножим 2 на 1,333, получим 2,67 литра за жизнь. Страшно?
 
Вот мнение человека, в наши дни профессионально занимающегося изучением влияния дейтериевой воды на живые организмы. Олег Викторович Мосин, кандидат химических наук, биотехнолог. Научная работа  посвящена роли дейтерия в молекулярной эволюции
Из курьёзов интересен случай летального отравления организма человека тяжёлой водой, который выпил около 50 л. тяжёлой воды в течение месяца. Причём эффект от отравления тяжёлой водой напоминал эффект действия облучения. Но поводов для беспокойств нет – в организме человека по самым скромным подсчётам содержится очень мало дейтерия – около 1,5 г, из-за того, что он хорошо выводится выделительной системой и не накапливается в организме. А вот других изотопов углерода и кислорода и того больше: Всего организм человека весом в 50 кг содержит приблизительно 225 г стабильных изотопов.
 
Тяжёлая вода токсична лишь в слабой степени, химические реакции в её среде проходят несколько медленнее, по сравнению с обычной водой, водородные связи с участием дейтерия несколько сильнее обычных. Эксперименты над млекопитающими показали, что замещение 25% водорода в тканях дейтерием приводит к стерильности, более высокие концентрации приводят к быстрой гибели животного. Однако некоторые микроорганизмы способны жить в 70%-ной тяжёлой воде (простейшие) и даже в чистой тяжёлой воде (бактерии). Человек может без видимого вреда для здоровья выпить стакан тяжёлой воды, весь дейтерий будет выведен из организма через несколько дней. В этом отношении тяжёлая вода менее токсична, чем, например, поваренная соль.
 
В первых экспериментов американца Креспи и Даболла в 1940-х годах прошлого века, вплоть до конца 90-х годов установилось устойчивое представление, что тяжёлая вода несовместима с жизнью и что высокие концентрации тяжёлой воды могут приводить к ингибированию многих жизненно-важных мутаций, включая блокировку митоза в стадии профазы, и даже в некоторых случаях вызывать спонтанные мутации. Клетки животных способны выдерживать до 25-30% тяжёлой воды в среде, растений (50%), а клетки простейших микроорганизмов способны жить на 80% тяжелой воде. Однако, потом было доказано, что многие организмы могут быть адаптированы к росту на тяжёлой воде.
Но абсолютным рекордсменом по росту на тяжёлой воде является китайский чайный гриб. Он адаптируется к 90%-ной тяжёлой воде приблизительно за сутки-двое.
 
Не верите данным Интернета? Правильно, там можно написать что угодно, Интернет все стерпит, в чем мы сейчас и убеждаемся. Ладно, посмотрим специальную литературу. В каталоге химреактивов фирмы “Sigma”, с которой я работаю, тяжелая вода есть, ее можно купить свободно, хотя и очень дорого. А вот чего там нет, так это значка опасности. На многих препаратах есть, а на этом нет. И в международном документе, определяющем правила транспортировки, обращения и ликвидации последствий попадания различных химических веществ в окружающую среду (MSDS он называется) про тяжелую воду сказано «Данных об опасности нет». А те, кто составляет MSDS, за базар отвечают.
 
Итак, тяжёлая вода менее токсична, чем, например, поваренная соль. Да, соль поваренная на геноцид не тянет. Но в запасе у авторов есть еще страшилка – Мангышлак
 
ГОРОД ШЕВЧЕНКО И ОГУРЦЫ – ЧТО ОБЩЕГО?
Помните «Основной темой семинара являлось выяснение причин  тяжелых хронических заболеваний, мертворождение детей и т.п., которые наблюдались у жителей г. Шевченко (по новому г. Актау), полуостров Мангышлак, Казахстан». Это Ветштейн. Как же удалось доказать, что из всех неблагоприятных факторов, которые есть на Мангышлаке, виновник – именно опресненная вода? А никак!
 
Читаем у В. Ветштейна «Детально обсуждались различные причины возникновения заболеваний. В частности, отмечалось, возможное воздействие длительного приема дистиллята с добавлением солей, физико-географические условия расположения города, возможное воздействие промышленной зоны и т п. Мной были сделаны предположения о возможном влиянии на здоровье жителей тяжелых изотопных разновидностей воды…». То есть, обсуждались разные причины, профессор постулировал свою. Доказать это предположение ему не удалось. «О реализации этих экспериментов, а также об изучении распределения тяжелых изотопов по вертикальному разрезу Каспийского моря-озера в пределах акватория опреснительной установки шла речь с представителями здравоохранения и руководства города Шевченко. К сожалению, в связи с распадом Советского Союза и разрывом финансовых связей этот проект лабораторных экспериментов и изотопно-геохимических исследований был свёрнут».  
 
А вот Телянер пишет о пагубном влиянии дейтерия как о доказанном факте «В связи с этим здесь уместно напомнить о трагических событиях 70-х годов прошлого столетия. На полуострове Мангышлак (Каспийское море, Казахстан) в 1973 году были построены атомная электростанция и мощная опреснительная установка для снабжения электроэнергией и, главное, водой жителей и экономики нового города Шевченко (сейчас нвзывается Актау). Люди употребляли эту воду для питья, еды, полива пищевых растений и поили ею домашних животных. Вскоре санитарная инспекция забила тревогу: в городе круто возросло количество онкологических заболеваний и случаев появления мертворожденных детей. Ниже будет показано, что после этих событий Республика Казахстан больше не рассматривает опреснение морской воды в числе источников своего водоснабжения». Ну и читаем ниже. «А в Программе Республики Казахстан, пережившей трагедию пользования опреснёнными водами, прямо сказано о строительстве водовода с волжской водой как об альтернативе опреснению морской воды». Это кто сказал, что пользование опресненной водой было трагедией? Назарбаев? Вряд ли, думаю, что Телянер.
 
По методологическому подходу аргументация «А вот в Шевченко пили опресненную воду, а потом все заболели раком» повторяет классическую работу  «О вреде огурцов»  из книги «Физики продолжают шутить» 
Огурцы вас погубят! Каждый съеденный огурец приближает вас к смерти. Удивительно, как думающие люди до сих пор не распознали смертоносности этого растительного продукта и даже прибегают к его названию для сравнения в положительном смысле («как огурчик!»). И несмотря ни на что, производство консервированных огурцов растет.
С огурцами связаны все главные телесные недуги и все вообще людские несчастья.
Практически все люди, страдающие хроническими заболеваниями, ели огурцы. Эффект явно кумулятивен.
99,9% всех людей, умерших от рака, при жизни ели огурцы.
100% всех солдат ели огурцы.
99,7% всех лиц, ставших жертвами автомобильных и авиационных катастроф, употребляли огурцы в пищу в течение двух недель, предшествовавших фатальному несчастному случаю.
93,1% всех малолетних преступников происходят из семей, где огурцы потребляли постоянно.
Есть данные и о том, что вредное действие огурцов сказывается очень долго: среди людей, родившихся в 1839 г. и питавшихся впоследствии огурцами, смертность равна 100%. Все лица рождения 1869...1879 гг. имеют дряблую морщинистую кожу, потеряли почти все зубы, практически ослепли (если болезни, вызванные потреблением огурцов, не свели их уже давно в могилу). Еще более убедителен результат, полученный известным коллективом ученых-медиков: морские свинки, которым принудительно скармливали по 20 фунтов огурцов в день в течение месяца, потеряли всякий аппетит!
Единственный способ избежать вредного действия огурцов – изменить диету. Ешьте, например, суп из болотных орхидей. От него, насколько нам известно, еще никто не умирал.
 
Надеюсь, что с аргументами про Мангышлак разобрались. Но у авторов есть еще козыри на руках.
 
В газете “Казначей» (приложение к «Вестям») от 17/7/2008 целую полосу занимает статья Бенциона Телянера с очередными ужастиками про опресненную воду! В этот раз как аргумент против использования опресненной воды Бенцион приводит мнение Всемирной Организации Здравоохранения о недопустимости использования морской воды для питья. Как справедливо подчеркивает Телянер – даже разведенную, и даже кратковременно. Но далее автор полемической статьи лихо подменяет понятие «вода морская разведенная» понятием «вода морская опресненная», подведя последнюю под предостережение ВОЗ. Мне трудно допустить, что человек, занимающийся проблемами воды даже на дилетантском уровне, не видит разницы между этими двумя понятиями. (В телефонной беседе с автором выяснил, что он, таки да, разницы не видит. Тем хуже).
 
Кстати, эксперты ВОЗ не говорили, что морская вода – яд. Они выступили против модных тогда идей использовать ее для питья потерпевшими кораблекрушение. Их эксперименты показали, что при питье морской воды организм человека теряет больше жидкости, чем получает (для выведения солей из организма надо продуцировать много мочи, и с поносом вода будет теряться, ведь сернокислый магний, один из основных компонентов морской соли, – известное слабительное).
 
ЗАКЛЮЧЕНИЕ ПЕРВОЙ ЧАСТИ
И совсем пессимистическая цитата «в обозримом будущем не приходится рассчитывать на очистку опресняемой морской воды от тяжёлых (и смертельно опасных) изотопов водорода и кислорода». - И это неправда.
 
Есть методы очистки питьевой воды от молекул воды тяжелой. Эту «легкую» воду уже продают, ее предлагают для лечения разных недугов. Причем очистку воды можно произвести в домашнем холодильнике методики  тут и  тут. Но кроме шарлатанских, есть и серьезные методы очистки. 
 
В заключении основной части дискуссии – бонус для подписантов всяческих научных петиций.
 
Запретить ДИГИДРОГЕНМОНООКСИД!
 
Четырнадцатилетний американский школьник Натан Зонер получил первую премию на конкурсе научных работ школьников штата Айдахо за небольшое социологическое обследование.
 
Он предлагал людям подписать требование о запрете химического соединения дигидрогенмонооксид, перечисляя следующие его опасные свойства:
При попадании в желудок дигидрогенмонооксид может вызвать усиленное потоотделение, в больших количествах - рвоту.
Это основной компонент кислотных дождей.
В газообразной форме дигидрогенмонооксид вызывает тяжелые ожоги.
При случайном вдыхании этого вещества человек может погибнуть.
Это соединение участвует в эрозии почв, повреждает памятники архитектуры, является основной причиной коррозии металлов.
Дигидрогенмонооксид снижает эффективность работы автомобильных тормозов.
Большие его количества обнаружены в раковых опухолях и во всех болезнетворных микробах.
 
Из 50 опрошенных 43 человека согласились подписать петицию о запрете такого опасного химиката, 6 не имели определенного мнения, и лишь один сообразил, что распространенное в быту название дигидрогенмонооксида - вода (здесь дигидроген - два атома водорода, оксид - их окисел).
 
 
* * *
А теперь часть вторая. Несколько злобных придирок к отдельным пассажам авторов. На суть дискуссии они не влияют, но демонстрируют уровень аргументации.
 
ТАК ГОВОРИЛ ТЕЛЯНЕР 
«Опреснение морской воды сегодня – авантюра с признаками геноцида».
 
Заголовок - меня покоробило от использования немолодым евреем слова «геноцид» всуе.
 
«Наибольшее продвижение достигнуто на пути создания системы дополнительного водоснабжения в Израиле на базе опреснения морской воды. В Ашкелоне уже работает первая в стране опреснительная установка, которая должна производить 50 млн. кубометров пресной воды в год. Начато проектирование второй установки, которую планируется построить под Хадерой».
Первая опреснительная установка работает с 1987 г. в Эйлате. Чтобы убедится в этом, достаточно зайти на сайт компании «Мекорот», где на иврите и английском описаны все этапы развития работ по опреснению воды. А если связаться с пресс-секретарем компании (адреса и телефоны на том же сайте), то можно узнать, что в среднем за год эйлатцы и гости нашего города выпивают 14 миллионов кубометров воды, суточное потребление зависит от сезона, летний рекорд - 55 тысяч кубометров в день. Зимой воды уходит меньше - 35 тысяч кубометров в день. 70% городской воды получается опреснением минерализованных подземных вод, а 30%  - опреснением красноморской воды.
 
«Но в любом случае, как хорошо известно, живые организмы, приспособленные к потреблению пресной воды, не могут питаться солёной морской водой, отторгают такую воду».
Кому это хорошо известно? И кто те счастливцы, что одною водою питаются? Зато мне, физиологу рыб, известно много видов рыб и беспозвоночных животных, которые неединожды в своей жизни переходят из пресной воды в морскую и обратно.
 
«Поэтому опреснённая в больших количествах морская вода имеет, низкие вкусовые и, часто, визуальные качества, а часто опасна для здоровья. Этот результат не изменился с тех пор, как более ста лет тому назад русский писатель-маринист К.М.Станюкович в нашумевшей в своё время повести "Вокруг света на "Коршуне" (1895 г.) писал, что, отправляясь в плавание, моряки старательно запасались пресной водой, чтобы по возможности избежать питья океанской воды».
 Я живу в Эйлате, пью опресненную воду прямо из-под крана. Ее вкусовые и, визуальные (?) качества меня устраивают.
 
«Третьим гибельно опасным препятствием для использования в водоснабжении населения и экономики Израиля (как, впрочем, и других стран) опреснённой морской воды является загрязнение морей и океанов».
К чему этот пассаж и вся следующая за ним страница – непонятно. Прочитаешь – и побоишься заходить в море, чтобы искупаться. Можно подумать, что пресные воды чистые, а грязные лишь морские. Любой процесс опреснения включает в себя в первую очередь очистку воды от загрязнений, иначе можно оборудование загубить.
 
Ну а дальше там одни лозунги.
 
ТАК ГОВОРИЛ  ВЕТШТЕЙН
 «Опресненная вода – фактор неоправданного риска!»
 
Анононс. «мы хотели информировать … на основании полученного фактического материала нами установлена повышенная концентрация тяжелых изотопов воды – дейтерия и кислорода-18 в Средиземном море…». Но у автора нет фактического материала по Средиземному морю, он сам об этом пишет в статье «Поскольку прямые определения по Средиземному морю нами не проводились, а другие были недоступны, то эти данные условно приняты по Тирренскому морю, расположенному относительно близко к этому бассейну и имеющему сходное значение по солености воды». То есть, взят 1 образец и не совсем в Средиземном море, а выводы – глобальные.
 
Дальше идет несколько абзацев про вред опресненной воды, причем доказательная логика – как в анекдоте:
- И чего это все говорят, что Карузо великий певец. Мне вот не понравилось.
- Ты слушал самого Карузо?
- Не, мне Рабинович по телефону напел.
Вот и профессору напели про то, как в г. Шевченко люди болеют, а он предположил, что это от дейтерия. Но проверить не успел – Союз развалился. Да проверять, в общем, и не к чему, токсичность тяжелой воды доказана. Чего стоят приведенные доказательства – разобрано выше.
 
Далее ставятся задачи дальнейших исследований – правда, неизвестно, кому именно они ставятся. Правительству Израиля?
 
Очень порадовала вот эта фраза, почти дословно повторенная и в статье Телянера «По имеющимся данным правительство Казахстана планирует отказаться от применения опреснительной воды с переходом на забор ее с устья реки Волга». Это до чего же надо было довести казахов, чтобы они начали пить воду из низовьев Волги, куда сливают свои отходы города и заводы от Москвы до Астрахани. Кроме того, к Мангышлаку гораздо ближе исконно казахская река Урал. Но это уже уводит нас в сторону от обсуждаемых вопросов.
 
А этот абзац – прямо в тему «Для оценки биологической опасности при использовании опресненной воды Средиземного моря представляет существенный интерес провести сравнительный анализ по некоторым гидрологическим и изотопным параметрам между водой Каспийского и Средиземного морей».  Почему Средиземное море – понятно. Злые либерманы хотят заставить нас пить эту воду. Но причем здесь Каспий? Только притом, что его пили казахи? Но мы здесь, а они там! Гораздо полезнее и нагляднее было бы сравнить изотопный состав воды Средиземного моря с тем, что мы пьем сейчас – с водами Кинерета и подземных источников.
 
В двух абзацах, предшествующих таблице, описана методика получения данных для ее составления. Если пересказать это простым языком, то получится следующее:Стабильные изотопы водорода и кислорода образуют 9 вариантов молекул воды. Распределение этих изотопов в гидросфере не равномерно. Поэтому нужна стандартная вода, с которой можно сравнивать изучаемые образцы. Таким стандартом (Vienna Standard Mean Ocean Water- VSMOW), является дистиллированной воды, перегнанной из смеси морских вод разных океанов. То есть источником стандарта воды является океан, но сама вода чистейшая, не то, чтобы без солей, но даже и без микропримесей.
 
Дальше автор объясняет, что с точки зрения специалистов его профиля вода разделяется на 3 группы: 1 - метеогенные (дождь, снег, лед, реки, озера, болота, родники и неглубокие подземные воды), 2 - воды морей и океанов, 3 – подземные воды глубокого залегания. Материалы для таблицы либо получены непосредственно автором, либо взяты из научной литературы.
 
Давайте проанализируем таблицу. Зачем там приведены данные по солености и кислороду-18, я, честно скажу, не понимаю. К проблеме дейтерия они отношения не имеют. (Отмечу, что почему-то соленость Средиземного моря по данным Ветштейна гораздо выше общепринятой). Посмотрим на дейтерий. Во-первых, в чем выражено его количество. В промилле - ‰ (10‰=1%). То есть нам показано, на сколько десятых процента содержание дейтерия в данной воде больше или меньше стандартного. Еще раз повторю – не сколько дейтерия в процентах или промилле есть в воде, а какова разница между этой водой и стандартной.
 
Итак, в Каспии дейтерия на 2,8% меньше, чем в стандартной воде. В Тирренском море – на 0,2% больше. В Средиземном море профессор не мерил и данных в литературе не нашел, поэтому стыдливо повторил в скобочках данные предыдущей строки. Дальше идут литературные данные по пресной воде, в ней дейтерия меньше, но меньше по-разному, и на 5% меньше, и на 42,8%. А в морях-океанах может быть меньше, чем в стандартной воде на 3%, а может быть и больше на 0,35%. На этом  месте предлагаю читателям остановиться и передать привет подписантам открытого письма, которых убедили, что в морской воде дейтерия всегда на 33% больше, чем в пресной. А устье Волги и подземные воды ну никакого отношения к проблеме водоснабжения Израиля не имеют и приведены, по-видимому, для большей солидности.
 
А вот как трактует данные таблицы проф. Ветштейн «Средиземное море, являясь внутренним морем и, как бы частью Мирового океана, имеет, как видно из таблицы, в несколько раз более высокие показатели содержания солей, дейтерия и кислорода-18 и этим существенно отличается от Каспийского моря-озера».
А вот тут профессор, сознательно или нет, запутывает нас с показателями, выраженными в промилле. Соленость отличается, таки да, в разы, ибо 1‰ солености – это 1 г/л соли. Раз  в 1 л средиземноморской воды, согласно таблице, содержится 42 г соли, а в 1 л Каспийской – 13 г, то разница, действительно в 3,5 раза, что позволяет говорить о «в несколько раз более высоком показателе».
 
А в случае дейтерия промилле выражают не концентрацию раствора, а разницу между концентрацией дейтерия в стандартной воде  VSMOW и в пробе из исследуемых морей. Концентрация стандарта принята за 1000‰ (100%). В Каспийском море будет 1000-28=972, чего? Промилле, правильно. Для, якобы, Средиземного моря получим 1000+2=1002‰. Чтобы узнать, во сколько раз концентрация дейтерия в Средиземном море превышает его концентрацию в Каспии, разделим 1002 на 972. Получим, 1.03086. Повторяю прописью – в одну целую и тридцать одну тысячную раза. Ну, формально, и тридцать одна тысячная – это тоже разы, но никак не «несколько раз». Возможно, профессор просто разделил 2,8% на 0,2%, тогда, действительно, разница аж в 14 раз. Но меня в 5 классе за такие вычисления учительница Ида Исааковна линейкой по рукам лупила.
 
То, что написано дальше, я не то, чтобы прокомментировать, я даже понять не могу. «Это прежде всего означает, что если справедливо допущение об изотопно-обменных реакциях на примере объектов природных концентраций, то изменения на здоровье израильтян может проявиться значительно раньше, чем это имело место у жителей г. Шевченко. Тем более, если в опресненной воде будут оставаться включения, которые будут стимулировать изотопно-обменные процессы».
 
Затем идет ряд ценных указаний неизвестно кому, и заключение.
«В заключение мы хотели информировать общественность и СМИ Израиля о том, что на основании полученного фактического материала нами установлена повышенная концентрация тяжелых изотопов воды – дейтерия и кислорода-18 в Средиземном море в несколько раз превышающая относительно воды Каспийского моря, при использования которой для питьевых целей в течение длительного времени выявлены тяжелые хронические заболевания. Последнее накладывает существенные ограничения применения опресненной воды Средиземного моря для питьевых целей населения Израиля. Соответствующая просьба к СМИ Израиля, взять под свой контроль необоснованно гигантский размах строительства и внедрения огромного комплекса из семи опреснительных установок».
 
 
Ну что же, и я повторю в заключение, что
- фактического материала у автора нет,
- данные о превышении концентрации тяжелых изотопов в несколько раз – это грубая арифметическая ошибка,
- связь между хроническими заболеваниями и питьем опресненной воды не только не доказана, она даже не исследовалась,
- СМИ Израиля – это не газета «Правда», они ничего под свой контроль взять не могут.
 
ЦИНИЧНОЕ ЗАКЛЮЧЕНИЕ
Я надеюсь, что столь подробный разбор фактов и аргументов, имеющихся у противников использования в Израиле опресненной воды, на какое-то время снимет эту проблему с обсуждения.
 
Обеспокоенная общественность может бросить сэкономленные силы на борьбу с ядовитым диоксином, выделяющимся из пластиковых бутылок, с канцерогенным излучением люминесцентных ламп и антенн сотовой связи, или с какими-нибудь новыми страшилками.
 
Когда меня информируют об очередной страшной угрозе, которой научно-технический прогресс подвергает нашу жизнь и здоровье, я реагирую очень спокойно «Да, мы все умрем. Но не от этого».
 

 

admin 06.08.2008 в рубриках: Город и горы, Что мы пьём

Комментарии RSS

Оставьте отзыв