free translation

Таба: географический спор, или история одной границы в фотографиях

 
Александр Лапшин
Живой журнал

 

В наши дни Таба ассоциируется у большинства туристов с египетским курортом, соседствующим с пограничным переходом между Египтом и Израилем. Сотни тысяч туристов ежегодно пересекают эту точку на карте, высаживаясь из туристических автобусов и выстраиваясь в очереди на паспортный контроль. Оглядываться по сторонам нет ни времени, ни возможности, ибо границу проходят в темное время суток, дабы к утру успеть в Иерусалим. Меж тем, немногие знают, сколь драматична судьба этого клочка земли под названием Таба
 
Краткое введение в тему
В настоящее время в верхней части Акабского залива (израильтяне назовают залив Эйлатским) сошлись границы четырех государств: Израиля, Египта, Иордании и Саудовской Аравии. Если саудиты и египтяне владеют обширным побережьем Красного моря, тянущимся на сотни и даже тысячи километров на юг, то Израиль с Иорданией имеют каждый всего по 14-18 километров берега. Но даже эти отрезки суши всегда были предметом жестких диспутов и конфликтов между соседями. Что же такого в этих местах, что не могут поделить по сей день? Почему никого не интересуют тысячи километров пляжей южнее этих мест, но на Табе свет сошелся клином?
 
Ответ прост – ошибка картографов. В 1906 году было заключено соглашение между Великобританией, владевшей Египтом, и Османской империей, владевшей Палестиной. Суть соглашения была в том, что граница между двумя сферами влияния пройдет прямой линией от Рафиаха на севере до Акабы на юге. Эта линия и стала впоследствии государственной границей между Египтом и Израилем.
Но взглянем на карту. Если линию провести от Рафиаха в Секторе Газа до иорданской Акабы, то явно не остается места для израильского курорта Эйлат, который оказывается аккурат на территории Египта. Дело в том, что карту чертили британцы. И не особенно задумываясь о геополитических последствиях своей картографии, нарисовали линию жирным карандашом (да, и это факт!) на карте масштабом 1см = 100 километров. Представьте себе точность такой линии. Если присмотреться к старой карте 1906 года, не сложно заметить, что сама по себе линия, исходя из масштаба на местности, получилась почти 10 километров шириной. Британцы с Османами не сильно разменивались на мелочи и по-быстрому разметили границу условными столбиками. Причем столбики эти были столь же спонтанны и не точны, как и сама карта.
 
В 1917 году Османская империя лишилась почти всех своих владений, включая Палестину, и британцы победным маршем вступили на Святую Землю. С этого момента никаких границ и вовсе не стало, ибо все стало британским без исключения. Все было спокойно до 1947 года, когда Лига Наций вовсю вела обсуждение Палестинского вопроса. К этому моменту Трансиордания (нынче - просто Иордания) уже год как получила независимость, и ее граница прошла по восточной части той самой жирной “карандашной” линии. В Лиге Наций же шло обсуждение будущих границ Израиля, и не было и речи о том, что евреи получат выход к Красному морю.
 
К чести же израильтян надо сказать, что они предприняли все возможные меры, дабы побережье Красного моря вошло в состав будущего государства Израиль. Поступили просто – отправили бригаду бойцов на юг, как раз в центр этой самой карандашной линии. По одну сторону от приехавших бойцов была Иордания, а с другой стороны, практически впритык – Египет. Сами же солдаты находились на берегу Красного моря, в том самом месте, где сейчас возвышаются отели Эйлата. Таким образом, евреи заявили о своих правах на Красное море, и это было принято во внимание при окончательном голосовании о разделе Палестины на два государства – арабское и еврейское. Египет, на чьей территории, по сути, высадились израильские солдаты, был слишком озабочен собственными проблемами, что бы еще вникать в события на крохотном клочке пустыни где-то на востоке Синая.
 
Вот и получилось, что Израиль получил побережье Красного моря длиной как раз в ту самую карандашную линию на карте. Плюс еще пару километров. Втиснулся, что называется, между Иорданией и Египтом. И шаг этот был крайне важен для молодого государства, ведь открывался прямой путь в южные моря и Юго-Восточную Азию. Вскоре после провозглашения государства был заложен портовый город Эйлат.
 
Год 1967 – война с Египтом
Шестидневная война перекроила карту Ближнего Востока. Израиль в ходе этого конфликта обзавелся землями, втрое большими собственной территории. Карандашные линии границ остались в далеком прошлом. Теперь границей с Египтом стал Суэцкий канал, далеко на западе. У Израиля в руках оказались Шарм-эль-Шейх, Нувейба, Дахаб, плюс нефтяные разработки Абу-Рудейс на западе Синая, плюс северное побережье до самого Порт-Саида.
 
Но всему хорошему приходит конец, в 1977 году Израиль начинает мирные переговоры с Египтом, и в 1978 было заключено соглашение между двумя странами. Тем самым формально заканчивается многолетняя вражда и территориальные претензии. Египет признает право Израиля на существование, страны открывают друг у друга посольства, начинается прямое авиасообщение межу Каиром и Тель-Авивом. Со стороны Израиля требуется вернуть Египту Синай, что выполняется в срок до 1982 года. Уход из Синая стал для израильтян настоящей драмой, и немалая часть населения была категорически против любых уступок арабам. Но решение все же было принято.
 
Эй, а Табу?
Закричали египтяне тогда, когда уже после подписания мирного соглашения израильтяне отступили к границе 1967 года, но почему-то начали возводить пограничные укрепления на побережье Красного моря в 2 километрах южнее прежней границы. Израиль обосновал свой неполный уход с захваченных в 1967 году территорий тем, что прочерченная британцами линия границы все же в большей степени склоняется в сторону Египта. В качестве доказательства были представлены старые фотографии и записи офицеров проводивших в 1906 году разметку местности.
 
В какой-то мере египтяне были возмущены, ведь только что подписан мирный договор в Кемп-Дэвиде при посредничестве США, только что пожали друг-другу руки Бегин и Садат. И вот снова какие-то неувязки. В знак протеста египтяне даже притормозили нормализацию отношений с Израилем. Но израильтяне стояли на своем. Обе стороны решили передать спорный вопрос в международный суд в Нидерландах. Разбирательства длились без малого 7 лет, и обе стороны имели весьма твердые позиции. Никто не желал уступать. И все же спор решился в пользу египтян. Международный суд принял сторону Египта, и рекомендовал Израилю прислушаться к этому.
 
Было решено, что Таба хотя и вернется в руки Египта, но фактически вся собственность останется в руках Израиля в качестве компенсации. Кроме того, израильтяне получат право беспрепятственного и безвизового въезда на Синай.
 
Что происходило в Табе в это самое время?
А в Табе вовсю развивался туризм. Израильтяне возвели там три гостиницы, самая известная из которых Sonesta Beach Resort, в наше время сменившая название на Taba Hilton Resort. Кроме того, там возникла популярная у израильтян деревня отдыха Рафи Нельсона (Nelson Beach resort).
 
Владельцы собственности в напряжении ждали, чем решится судебный процесс. И узнав о проигрыше, не изъявили никакого желания оставить свой бизнес на территории Египта. Сложно сказать, чем они руководствовались, кроме банального недоверия к арабам, с которыми недавно еще воевали. Впрочем, есть один нюанс. Дело в том, что по соглашению между сторонами, Египет гарантировал безопасность и право собственности всем израильским предпринимателям в Табе, либо, в качестве альтернативы, Египет обязался выкупить недвижимость за сумму 80 миллионов долларов.
 
Надо заметить, что все вместе гостиницы в далеком 1989 году не стоили такой суммы. Вероятно, это и была более правдоподобная причина, почему Израиль оставил все свое имущество в Табе – выгоднее было получить от египтян деньги. Что и было сделано.
 
Таба сегодня
Местечко активно развивается. Отели тянутся от самой границы на многие километры на юг, здесь всегда людно и шумно. И через границу спешат толпы туристов. Об истории спора о Табе рассказывает маленький музей, расположенный возле самой границы на египетской стороне, буквально в 500 метрах не доходя паспортного контроля.
 
С Израилем ясно, но почему Иордании досталось так мало моря?
Увы, но иорданцы тоже стали жертвами британо-османского карандаша. Южная граница Трансиордании прошла прямой линией от Акабы на восток, тем самым оставив иорданцам всего 8 километров побережья. При этом толщина карандашной линии на карте, как и в случае с Израилем, была не вполне очевидна. Ее можно было оценить в дополнительные 10 километров. Но саудиты были категорически против любых уступок, и только в 1965 году было заключено соглашение об обмене территориями. Саудовская Аравия уступила иорданцам упомянутые выше 10 километров карандашной линии, а Иордания взамен отдала саудитам 6 тысяч квадратных километров пустыни на востоке страны. Таким образом, иорданцы получили землю для развития города Акаба и строительства грузового порта южнее города.

Полный текст, фотографии автора и комментарии читателей

 

 

Комментарии RSS

Оставьте отзыв